Главная » Жизнь Церкви » На первую годовщину смерти Галины Сторож
 

На первую годовщину смерти Галины Сторож

Юрий Юрченко

Год назад семья, община и друзья потеряли очень жизнерадостного, доброжелательного и самого активного, из всех кого я знаю, человека — пани Галину. Она была тем человеком, рядом с которым сразу становилось тепло и радостно. Она сразу заражала всех окружающих своей неземной любовью. От этого невозможно было укрыться, ты попадал в какой-то поток необыкновенной энергии. В этом была вся Галя – неудержимая и стремительная.

Впервые я познакомился с этой необыкновенной женщиной, когда приехал во Львов вместе с нашим духовником о. Онуфрием для знакомства с Западной Украиной. Конечно, как и положено особое внимание наши Львовские друзья уделили священнику, но и мы, гости из Слобожанщины, были сразу окружены особым вниманием и заботой. Пани Галина в этом играла решающую роль. Ее неиссякаемая энергия наполняла все, что нас окружало: знакомство со Львовом, с его церквями и с его очень гостеприимными жителями. Все это обычно было связано с пани Галиной, с ее вниманием и организационным талантом , чаще всего в ущерб себе, своей работе и семье. Для нее главным становился человек посланный Господом — здесь и сейчас. Она отдавала всю себя, она жертвовала и это поражало и завораживало.

Она всегда так жила: на пределе, на острие ощущений и переживаний, на грани возможностей ее большого и искреннего сердца. Видимо ее Господь для того и послал в этом мир, чтобы мы, окружающие ее люди, ощущали как можно жить по-настоящему: любить так любить, страдать так страдать.

Все наши встречи всегда были особенными, потому что рядом с ней невозможно было жить и чувствовать иначе. Когда она вместе с Львовскими братьями и сестрами во Христе приезжала к нам в Харьков и Покотиловку, то было такое ощущение, что Львовское солнце переместилось сюда. Тот же задор, активность, искрящаяся радость от наших встреч делала незабываемыми эти мгновения. А это были действительно мгновения, ибо тогда никто не мог знать, как мало времени остается ей быть с нами вместе на этом свете.

У таких людей, как пани Галина, я уверен, есть особенная задача, которую поставил Господь. И быть может она не сразу это осознала, но я уверен, что всегда ощущала, что Бог ее любит и дарит ей талант любить других людей. А делала она это самоотверженно, до полной отдачи всех своих сил, тем самым, давая пережить Любовь Божию нам, кому Господь даровал радость этих встреч.

У христианина не бывает жизни без преодолений и испытаний, без скорбей и невзгод — без Креста. В последние годы своей жизни этот Крест пришлось пронести и Гале. Это был очень тяжелый Крест, но Господь не оставлял ее без помощи. Еще ближе ко Христу она стала в эти непростые годы болезни, еще глубже стала ее любовь, еще ближе стали все ее родные и близкие, кто разделил с ней это испытание. В конце, когда она неуемная говорунья, вынуждена была молчать, оставались ее неизменно горящие глаза. Я запомнил эти глаза, когда увидел ее незадолго до смерти, это были все те же горящие глаза пани Галины, наполненные скорбью и любовью. Неизменные глаза, незабываемые глаза. Только они могли говорить с нами на том же языке любви.

Я знаю, что Господь принял к себе ее душу и утешил ее, я знаю, что она помнит и молится за всех нас, я знаю, что мы обязательно увидимся и узнаем друг друга там, на небе, потому что невозможно не узнать и не вспомнить такую горящую и наполненную жизнью душу пани Галины.

Пусть Господь щедро вознаградит пани Галину за ее искреннее сердце и неземную любовь, которую она щедро дарила нам всем.

Царствие Небесное рабе Божией Галине и Вечная память!

Пусть Господь утешит всех родных и близких, кто знает и помнит нашу Галю.