Главная » Жизнь Церкви » Неужели вам больше нечем заняться в этой жизни, чем всё время думать о грехе?
 

Неужели вам больше нечем заняться в этой жизни, чем всё время думать о грехе?

«Духовные и назидательные письма о внутренней жизни и истинной сути христианства». Письмо шестое

Терсте́ген Герхард

Предисловие переводчика

Настоящее письмо представляет большой практический интерес для всех христиан, сталкивающихся с вопросами борьбы с грехом. Здесь читатель найдёт, пожалуй, самую существенную разницу между тем, что предлагает в лице Терстегена квиетистко-пиетистская традиция душепопечения и расхожими православно-аскетическими представлениями. Согласно последним, аскетическая жизнь христианина должна представлять главным образом деятельную борьбу с грехом. Христианину предлагается постоянно смотреть на себя именно с этой точки зрения, и в качестве идеала дойти до такого состояния, чтобы «видеть свои грехи, как песок морской». Здесь вполне уместен вопрос: «Хорошо, увидел. А дальше что?» На это обычно следует ответ, что «на самом деле» ещё не увидел «как следует», и что нужно всё более и более изыскивать в себе грех. Но всё это – некая «аскетика само-действия», человек действует сам из себя, самостно; Бог как бы «выносится за скобки», и вся жизнь христианина превращается в созерцание грехов, боязнь грехов и т. п. Такой «замкнутый круг» нынешней православно-аскетической педагогики является одной из основных причин, почему человек, выполняя всё, предписанное ему церковной традицией, не обретает Бога и расцерковляется. Терстеген показывает другой путь: борьба с грехом как невнимание к нему, как замена созерцания греха созерцанием Бога. «Неужели вам больше нечем заняться в этой жизни, чем всё время думать о грехе?» – спрашивает автор своего адресата; этот же вопрос можно задать и многим православным христианам.

В заключение отмечу, что, конечно, для новоначальных изложенный Терстегеном метод борьбы с грехом был бы, пожалуй, слишком «вольным», расслабляющим; но для «повзрослевших» христиан, запутавшихся в «педагогике новоначалия», это может быть выходом из замкнутого круга, в который обычно попадают воцерковлённые люди на втором десятке лет их церковной жизни.

Игумен Петр (Мещеринов)

Письмо 6-е

Увещевание, как нужно смотреть на свои грехи, и как вести себя при искушениях.

________________

Во благодати Божией многовозлюбленная сестра!

Ваше любезное письмо получил вчера вечером, и, не зная, когда к вам будет оказия, спешу сразу написать краткий ответ.

То, что я в последнее время не мог к вам приехать [здесь Терстеген описывает обстоятельства, по которым он не мог отлучиться из Мюльхайма. - Примечание переводчика], было, конечно, Божиим попущением, имеющим целью научить вас тому, на что я не раз обращал ваше внимание, а именно: не смотреть и не опираться на людей или какие-либо средства, но только на Бога и на Его благую волю, и стараться прежде всего истинно познать Его (1 Ин. 5, 20) и возыметь с Ним общение (1 Кор. 1, 9) – чего не может дать вам никакое творение. Между тем я немало удивлён, что вы, выказывая многие и различные знаки доверия ко мне и к моим словам, питаете ныне нелепые мысли, будто я избегаю общения с вами якобы ради вашей греховности и падшести – в то время как я не раз доказывал обратное, и ещё раз уверяю вас в этом. Усматривайте же из сего с несомненностью, что вам нужно быть гораздо проще, чем вы есть, не так много рассуждать и никогда не думать плохо ни об одном человеке. [1]


Если бы вы правильно уразумели несколько положений, касающихся греховности и падшести, и действовали согласно им, то ваше духовное состояние значительно бы улучшилось. Положения эти следующие: 1) не сомневайтесь, что вы исполнены греховности; 2) не любите грех; 3) не разоряйте себя из-за своей греховности; 4) не думайте о грехах. Тогда скоро отверзется вам дверь к освящению, и душа ваша обретёт покой.

1) Да, в вас ещё больше греховности, чем вы это видите. Да, если бы не Господь и не действие Его благодати, то мы только бы и делали, что непрестанно согрешали. Да, мы как будто уверены в нашей повреждённости – но наша жизнь указывает на противоположное. Ибо откуда происходит то, что мы отчаиваемся и опускаем руки, когда в нас прорывается нечто недолжное, или, в особенности, когда Господь даёт нам болезненно почувствовать нашу падшесть и осязательно убедиться в ней? Как будто мы и не веруем, что несём в себе залежи грехов, но полагаем, что уже далеко продвинулись на пути к Богу, или что в нас уже укоренены многие добродетели. Вот Бог и показывает нам эти добродетели как самость и нечистоту. Все наши действования, поскольку они наши, нечисты (Иов 14, 4; Ис. 64, 4), пусть даже они направлены на что-то доброе. Кто в этом по-настоящему уверен, тот непременно будет учиться воздерживаться от самостного делания и всецело предавать себя Господу, как подобает истинным христианам, и так смиряться в себе самом, что он будет почитать себя недостойным никакого блага, и более того – с готовностью принимать всякий крест, налагаемый на него от Бога или от людей.

2) Но хоть мы и исполнены греховности – не любите грех! Я имею в виду вот что: когда в вас вздымается вся сила греха и зла, и вы со всех сторон не видите ничего, кроме искушений – то говорите от всего сердца Богу: «Господи! несмотря ни на что, я не хочу согрешать». Мягко, но решительно отвращайте вашего внутреннего человека от зла и сердечно обращайтесь на сторону Бога – насколько вы можете. В Нём и с Ним вас не настигнет никакое зло. Если же вы этого совсем не можете, то смиренно терпите, подобно скале, выдерживающей удары бушующего моря, или дереву, обуреваемому градом и ненастьем – пока вновь не наступит вёдро. Если вам видится, что ваша воля преклоняется на грех, то тем больше взывайте всем сердцем: «Господи! я не хочу согрешать!»

3) И не разоряйте себя из-за своей греховности. Беспокойство, страшливость, разорение себя при искушениях и ощущении своей греховности приводят только к тому, что зло делается ещё злее, и вместо того, чтобы нести и претерпевать искушение, мы впадаем в действительный грех. Беспокойное и растревоженное сердце уже наполовину побеждено, и никогда не способно ни к чему доброму. Когда коварный змий примечает, что душа боится каждой тени, то он часто мучает её сильнейшим образом, ничего более не делая, как только крадя у неё время чрез постоянное беспокойство.


Да, мы имели бы причину бояться, воздыхать, беспокоиться и бежать незнамо куда (как вы пишете), если бы не было Господа нашего Иисуса Христа, Который никогда не оставляет грешника без Своей помощи, хотя и попускает нашему кораблю некоторое время обуреваться волнами, не являя (как нам кажется) Себя (Мк. 4, 37). Нетерпеливое, необузданное наше повреждённое естество не хочет ждать, но действовать напролом огнём и мечом (Лк. 9, 54; Ин. 18, 10); оно хочет, чтобы ему немедленно помогли, а если не так, то оно сразу отчаивается. Нет, дорогая душа! мужайся, и да укрепляется сердце твоё, и уповай на Господа (Пс. 26, 14)!

4) Также не думайте о грехах, по крайней мере, не думайте специально. Думанье о них часто порождает искушения. Постоянное «застревание» на своих грехах только делает вас малодушной и маловерной. Или вас страшит, что на вас может придти столько грехов и такие сильные искушения, что Иисус не сможет вам помочь? Неразумное создание! Смотрите на грех и на то, что происходит в вас против воли, как на дело, вовсе вас не касающееся; бросьте всю эту гадость, она недостойна вашего внимания и того, чтобы вы возились с ней. Даже если вы чувствуете в себе сильнейшее движение греха, то старайтесь по возможности не уделять этому внимания и предать забвению. Опыт научит вас, что часто великие искушения побеждаются простым невниманием к ним. Неужели вам больше нечем заняться в этой жизни, чем всё время думать о грехе? Бог и Его соприсутствие должны быть главным занятием вашего сердца; если же в него совне или изнутри вторгается что-то другое – нажалуйтесь на это Богу, даже и без слов, по-детски и от всей души, как вы могли бы сказать это вашему лучшему другу, когда он находится при вас. И держитесь только за Него единого, не за что иное! Взирайте на Него постоянно очами вашей любви (но не составляя при этом никаких образов); поклоняйтесь Ему в духе на всяком месте (Ин. 4, 23); благоговейте перед Ним; предавайте Ему себя ежеминутно; объемлите Его в своём сердце – кратко сказать: истинно соединяйтесь с Ним, и всецело располагайте свою жизнь так, что Он – ваш драгоценнейший и вернейший Друг и Отец, а вы – Его дитя; и этими и подобными сердечными мыслями и чувствами занимайте себя внутренно так, чтобы за ними вы забывали себя, и весь мир, и грехи. Если же вам придёт в голову: «ах, я никуда не годная, падшая, исполненная греха» – ответьте себе: «да, я знаю это, но мне некогда этим заниматься». О! если бы вы смогли, как дитя, идти таким путём – как скоро бы благодать освятила вас, без ваших особых действований и умствований!


Прежде чем закончить сие письмо, которое я не хотел бы делать слишком пространным, отвечу на то, что, как вы пишете, «люди на меня часто сердятся», и ниже: «мои близкие и друзья отдалились от меня», и т. д. Хотя я не вполне понял вашу мысль, но скажу обще: исполняйте свои обязанности по возможности наилучшим образом, насколько это необходимо для заботы о детях и для ведения хозяйства, со смиренным и радостным расположением, и будьте уверены, что тем самым вы служите и весьма благоугождаете Богу. Будьте дружелюбны и послушны всем, а в особенности вашему супругу – во всём, что не идёт против Бога и вашей совести; ибо это есть воля Божия (1 Петр. 3, 1; Кол. 3, 18). Если при этом кто-то сердится на вас, то радуйтесь, и помышляйте, что и Спаситель был камнем преткновения для многих. Прорывается ли у вас против воли что-то недоброе, в словах или в делах, так что ближние сердятся на вас справедливо – смиряйтесь в сердце своём пред Богом; а если того требуют обстоятельства, то искренне признайте пред людьми свою неправоту. Но только не разоряйте себя этим и не беспокойтесь слишком, чтобы не было последнее хуже первого. Наоборот, скорее предавайте себя благодати Божией, дабы она укрепила и утешила вас; ибо она подобна матери, быстро поднимающей своё дитя, упавшее в грязь, – вместо того, чтобы долго рассматривать ту грязь, в которую вы попали.

Я знаю, что вы найдёте, на что возразить в этом моём письме; но только на всё таковое я не раз отвечал, да к тому же голова моя так слаба, что я от писания уже устал. Я вовсе не претендую на то, чтобы учить вас или кого бы то ни было, поскольку сам исполнен тьмы и падшести; но я в простоте следую вашему желанию и думаю, что сие письмецо послужит вам неким утешением. Я уезжал на несколько дней, и, возможно, отъеду ещё в ближайшее время, так что не знаю, когда Бог даст нам поговорить устами к устам (3 Ин. 14). Молитесь за меня! я надеюсь, что Бог также даст мне благодать молиться о вас. Сердечно приветствую вас, равно как и вашего супруга. Верен Бог, Призывающий нас (1 Фес. 5, 24); Он не покинет вас (Евр. 13, 5). В Нём пребывая, остаюсь вашим благожелательным другом и со-странником в мире сем.

Мюльхайм, 10 октября 1729 г.

(1, I, 93, в сокращении).

https://bogoslov.ru/article/6168829?fbclid=IwAR0o1-9rZgpD2P5jwdVBgNuqJOedR8PLZQlWdn6PWrhAAc1Aeuae99l3Clk