Главная » Жизнь Церкви » Украина познала и полюбила стиль Любомира Гузара
 

Украина познала и полюбила стиль Любомира Гузара

Отец Борис Гудзяк, ректор Украинского католического университета

 Патриаршество Блаженнейшего началось очень празднично – буквально через месяц (21 февраля) после избрания его Синодом главой УГКЦ Папа Иоанн Павел ІІ номинировал его Кардиналом. Эти торжества были окружены аурой подготовки к паломничеству в Украину Иоанна Павла ІІ, о котором было объявлено еще осенью 2000 года. И первые месяцы первоиераршего служения Кардинала Любомира были очень связаны с подготовкой к визиту, с самим визитом, а затем и с плодами этого уникального события, которое собрало наибольшее число украинцев на одном месте за всю историю Украины и своей чистотой и возвышенностью многим показало место Украины на карте мира.

Блаженнейший во время миллионного собрания верующих во Львове 27 июня, когда были беатификованы новые мученики, в начале Папской литургии перед Богом, перед Вселенским Архиереем принес слово-извинение за все грехи Украинской греко-католической церкви, которые могли быть в истории. Чтобы таким образом новое начинавшееся тысячелетие, начать с этих двух жестов: покаяния, просьбы прощения, с одной стороны, с другой – евхаристии, то есть благодарность за всякую милость от Бога.

Этот визит происходил в непростое время. Помним, что в конце двухтысячного года был убит Георгий Гонгадзе. Весной 2001 года вспыхнули бурные протесты против методов правления администрации президента Кучмы. Потому провести этот визит было достаточно непросто, тем более, что против него категорически выступал Московский патриархат.

В Киеве после этого визита настоятели Киево-Печерской лавры переосвящали землю, где ступала нога Иоанна Павла ІІ.

И эти досадные события показывают, как первоиерарх УГКЦ действительно любит мир. Любомирство – это знамя его патриаршества. Это не только абстрактная любовь и мечта о мире – это непростое ожидание, глубокая выдержка, которая дает возможность патриарху почти уникальный способ отличать плодотворное зерно от половы, принципиально важные вещи - от суеты.

В 2002 году Блаженнейший возглавлял инаугурацию Украинского католического университета и стал его великим канцлером. Эта символическая должность сделала его гарантом миссии первого Католического университета на территории бывшего Советского Союза.

Следующие годы обозначены взглядом на Киев. Это взгляд не просто географический, а прозрение сквозь нашу христианскую историю на украинской земле, начавшуюся с Киевских гор. В 2003 году интенсифицируется подготовка к переезду, к возвращению главы церкви в древнюю столицу нашего христианства.

Потом политическая ситуация в Украине в который раз обострилась, и во время фальсифицированных выборов, Помаранчевой революции голос Блаженнейшего оставался ровным, без экзальтации. И не один из его текстов в те судьбоносные дни стал словом, под которым подписывались разные главы церквей, призывая украинский народ к консолидации и мирному решению Помаранчевой революции. В это время Украина и мир имели возможность послушать и увидеть, как архипастырю от Бога дано находить слова, которые подчеркивают принципы и моральные основы, без впадения в пафосный морализм, слова, которые объединяют, а не разделяют.

Блаженнейший – единственный архиерей, которому удалось на протяжении всего периода его правления церковью очень четко выражать церковный принцип относительно политики: церковь призвана просвещать своих верных и общество относительно моральных принципов, но она не должна навязывать своей пастве кандидатов или отдельно взятые партии. Ни один первоиерарх так последовательно не высказывался и не действовал на протяжении этого десятилетия, как Блаженнейший Любомир. В этих напряженных моментах его слово имело особый авторитет, потому что Украина уже познала и полюбила стиль Любомира Гузара. Это стиль доброты, которая вытекает из внутреннего качества, в котором целостно совмещаются глубина и легкость.

Украина, которая склонна к печали, очень нуждалась в церковном проводнике, который умел бы ее порадовать.

2005 год – центральный для патриаршества Блаженнейшего не только хронологически, но и еще потому, что в том же году на праздник Преображения Господня он официально переехал в Киев, перенося сюда главный престол УГКЦ.

Я имел счастливую возможность быть с Блаженнейшим по пути из Галичины, а точнее – из Унивского монастыря, где тогда польский министр иностранных дел Адам Ротфельд устанавливал памятную доску братьям Андрею и Климентию Шептицким, за то, что в этом монастыре спасли его ребенком, как еврея... Вот когда мы ехали, я имел возможность понять, насколько отсутствие зрения становилось реальным крестом для Блаженнейшего. На одной заправке я спросил его: «Как Ваше зрение?» Он ответил: «Вот на асфальте вижу, что есть белая линия, вижу, что есть разница между черным и белым, а вот вашего лица не вижу». С того момента зрение и здоровье только ухудшались. Если подумать, что в таком тяжелом состоянии Блаженнейший принимал такой большой вызов, как переезд в Киев, и еще пять лет спокойно, без сетований, всегда излучая энергию, вел свою паству, можно оценить его внутреннюю целостность и способность бесстрастно идти за Господним призванием.

Въезд в Киев был очень деликатным моментом, потому что провокативным способом организовались “протестные акции”, которые сопровождались издевательскими лозунгами, кощунственным скандированием, во время самой Литургии в этот прекрасный августовский день. Именно тогда легкость и юмор Блаженнейшего проявились как таковой символ его святости. Сегодня давно исчезла память об этих досадных моментах и Греко-Католическая церковь служит своим верным в столице и во всех областях Украины. Помню, как академик Иван Дзюба прокомментировал мне важность переезда Главы УГКЦ в Киев. Меня удивила категоричность патриарха украинской интеллектуальной жизни: “То, как Любомир Гузар переехал в Киев, служит очередным доказательством того, что он самая мудрая фигура в Украине”.

Большой труд провел Блаженнейший, консолидируя Синод УГКЦ. Церковь имеет глобальный статус и разнообразие епархий и экзархатов (в Бразилии, Аргентине, Австралии, девять в Северной Америке и два в Западной Европе, вместе с душпастырскими точками в разных странах Азии и даже в Африке). Своими визитами на разных континентах Блаженнейший объединял церковь и с лучшей стороны представлял Украину.

В последние годы во время мирового экономического кризиса и новых политических вызовов в Украине голос Блаженнейшего постоянно звучал в тонко выраженных, уравновешенных, но все-таки проницательных посланиях на все самые болезненные социальные темы. В этом он оказался плодотворным последователем Митрополита Андрея Шептицкого, наследство которого он обстоятельно изучал в своем докторском труде сорок лет тому назад. Митрополит Андрей прежде всего избрал пастырские послания как жанр высказывания  доступным способом иногда непростых богословских тезисов и принципов.

Уже с 2009 года Патриарх публично объявил подготовку всей Церкви к моменту его отхода от верховного управления, выражая свое желание передать «теплой рукой» патриарший жезл. По-видимому, на уровне епископата такие разговоры начались еще раньше, однако для многих этот аккорд в конце десятилетнего периода вносит определенный диссонанс, мол, как может в такое критическое время исключительный капитан отходить от руля ковчега. Этот аккорд звучит очень правдиво и аутентично. Решение Блаженнейшего спокойно передать ответственность, которую нести ему физически просто тяжело, а временами и невозможно, является проявлением здорового, трезвого реализма, которое строится на самом основном принципе его жизни. Блаженнейший жил и руководил церковью, и сегодня передает этот провод с большой верой в Бога, в Церковь, в людей и в своего преемника.

 Любомир Гузар как истинный монах давно избавился от общечеловеческих привязанностей к материальному, к славе, и потому добровольно передает свою власть. Этим он дал четкий пример всем нам, имеющим склонность притязать на власть или копить ее. Это пример не только для первых лиц в государстве, политиков, богатых людей и успешных предпринимателей, но и пример для каждого, потому что каждый из нас имеет свое маленькое царство и искушение в нем царствовать, господствовать над другими. Каждого из нас соблазняют иллюзии нашей силы.

 Отпуская сознательно и благородно власть Патриарха, авторитет Блаженнейшего только растет. Потому последний аккорд десятилетнего патриаршества может быть в Божьих глазах не только прелюдией новой мелодии нового первоиерарха, то есть это не будет просто повторение уже сыгранных нот Блаженнейшего.

Патриарх, который в любой момент мог найти неожиданный и творческий поворот слова, шаг или осанку, которая открывала двери в стене, окно из темноты в свет, по-видимому, еще не раз нас будет удивлять и вдохновлять.