Главная » Общинная жизнь » Беседа на тему: «Критическое мышление «ветхого» и «нового» человека» Часть 1
 

Беседа на тему: «Критическое мышление «ветхого» и «нового» человека» Часть 1

Участники: Александр Польшин, Евгений Силаев, Юрий Юрченко

Вступительные молитвы      

Часть 1

Саша: Мне показалось, что после нашей последней встречи никаких нерешенных вопросов не осталось. Осталось только практиковать и переживать. Но потом я подумал, что важно посмотреть на все свежим, новым взглядом, просмотреть как на прежний текст. И в этой связи можно поговорить о понимании «ветхого» и «нового» человека, поскольку эти понятия для нас стали вырисовываться, и тогда содержательным становиться разговор о критическом мышлении «ветхого» и «нового» человека.

Поначалу мне казалось, что у «ветхого» человека критического мышления нет и он живет идеями, представлениями и принципами, а вот «новый» человек он уже критическое мышление имеет и он уже может много чего. Поэтому эти две темы возникали у нас на достаточно большом удалении одна от другой. О критическом мышлении мы говорили в начале наших встреч, а о ветхом и новом человеке мы вообще только на общине говорили, а отдельно этот вопрос мы не обсуждали.

Я подумал, что это две очень важных точки для размышления и, как следствие, для практического применения. Это присутствует как нечто очень существенное, важное, как  неотвязно присутствующее, а своей неотвязностью говорит, что это действительно важно, хотя эта важность мне еще непонятна.

Женя: блестящая мысль, великолепно сформулировано, я без иронии, очень глубоко. Ты не смущайся, но ты сейчас совершенно четко выразился в соответствии с мыслями Хайдегера. Я серьезно говорю, я не шучу. Он говорил о том, что мы мыслим не просто так, а мы мыслим о том, что требует нашего мышления.

Юра: у меня такое ощущение, что в теме, которую ты поставил, для меня существует три вопроса. Первый – это необходимость до конца осознать, что такое критическое мышление. Второй – до конца понять, что такое ветхий и новый человек. И третий – как все это совместить и понять, что такое критическое мышление «ветхого»человека и что такое критическое мышление «нового»  человека. Потому что изначально, когда я эту тему предлагал, я не представлял ее на той глубине, которую вы помогли мне раскрыть. Для меня стало понятно, что в критическом мышлении важна та основа, на которую эта критичность опирается. Точка отсчета, иначе говоря. Исходя из этого, критическое мышление «ветхого» и «нового»  человека четко различается, потому что у одного одна основа, а у другого иная. И я теперь понимаю, что критическое мышление может быть и у одного и у другого, но точка отсчета принципиально разная, как мне думается, разная по глубине.

Я ранее представлял, что мышление как таковое должно быть критическим по определению, а если нет, то это означает отсутствие самого мышления. Но Женя меня поправил и четко развел понятие мышления и критичность как его характеристику, проявление. Я согласился, что он прав. Мышление может быть критическим, а может не иметь такого свойства и это нормально. Другое дело, что критичность связана с оценкой. Я даю критику, я даю оценку и значит, я должен иметь точку отсчета для этой оценки, от чего я отталкиваюсь. Поэтому нужно для себя прояснить понятия «ветхого» и «нового»  человека. Ибо разное восприятие этого понятия может привести к проблеме.

Саша: я хочу сказать несколько слов по горячему. Для меня, в моем представлении, «ветхое» и «новое» разнятся не глубиной, не широтой, не духовностью – это просто разные миры и каждый из этих миров по-своему хорошо устроен и по-своему работает. И если я живу в одном мире, то там все есть необходимое для того, чтобы в этом мире жить. И чувства, и мышление, и ценности и все прочее. Точно также и в другом.

И здесь существует понятие переход, Женя, ты ввел это слово, переход из одного мира в другой. Не исправление плохого «ветхого» мира до состояния хорошего «нового», а именно переход. Исправить, улучшить – оно так не получается, отношения другие не с точки зрения улучшить, углубить, а просто это разные миры. В моем восприятии обстоит это вот таким образом. То есть, различие между этими мирами не в том, что «ветхий» мир — это слабая духовность и в нем лишь все закон, закон, а новый мир — это любовь и свобода. Да и там и там есть и свобода, и любовь, и закон. Я же знаю своего «ветхого» человека, у него все есть: и гармония, и свобода, и любовь.

Юра: а ты не допускаешь, что ощущение гармонии, свободы и любви у «ветхого» человека, это не осознанные проявления «нового»  человека?

Саша: нет, «ветхий» и «новый» он же не степенью осознанности отличается.

Женя: можно и я по горячему, как ты говоришь. Именно мое восприятие. В моем восприятии действительно существует два мира, в которых человек может жить. Может жить в ветхом мире как «ветхий» человек и может жить в «новом» мире как «новый» человек. Но в моем представлении сам мир, как и сам человек, он един, а вот восприятие человека разное. Когда человек удалился от Бога, изгнал Его из своей души, то он стал строить мир по своему разумению. И в таком мире Бог существует, но Он существует вне этого человека, он вне его, как один из предметов, один из внешних объектов этого мира, как деревья, солнце и где-то Бог.

Саша: Я тебя перебью, «ветхий» мир — у него своя религиозность и это религиозность язычников. А вот «новый» мир начинается с того, что Бог открывается Израилю и говорит о том, какой Он.

Женя: «Новый» мир открывается с приходом Христа.

Саша: Нет, «новый» мир начался с того, что Бог открылся конкретному человеку в конкретных отношениях. А Христос сделал этот мир явственным. Но древний Израиль имел догадки о том, как в новой жизни будет, ведь у пророков есть уже это все. Определяющее – это когда я живу как язычник, я ветхий человек однозначно, чем бы я ни занимался, хоть творчеством, хоть еще чем.

Юра: я тоже хочу по горячим следам. Ты проговорил о двух мирах, и я понял, что чего-то мне здесь не достает. Я понимаю, что мир не разделен, это единый мир, созданный Богом, но он имеет иерархичность, продолженность, динамику. «Ветхий» и «новый» – это то, что воспринимает в этом мире человек. Ибо, когда он был создан гармонично, он  воспринимал всю динамику сотворенного мира и имел все отношения, затем человек грешный начинает жить своей жизнью. Он, живя в этом мире, где есть Бог, воспринимает только одну часть видимую, в котором, ты абсолютно прав, есть полнота для него тех или иных жизненных проявлений. А раскрытие «нового» — это продолжение восприятия мира в широту, в глубину и я согласен, что без Бога это невозможно сделать. Поэтому тут этот рубикон воспринимается как перелом, как перемена. На самом деле в человеке это может происходить довольно мягко и спокойно, но в любом случае это расширение динамики восприятия жизни, при том, что человек может продолжать жить в своем «ветхом» состоянии, но раскрывая этот мир, во все большей полноте. Я согласен с тобой Саша, что ощущения этой полноты мира были и в Ветхом Завете, но я понимаю, что Христос внес принципиально новую возможность для человека эту полноту ощущать и активно расширять.

Саша: Я к тому, что Он же пришел не на пустое место.

Юра: Да, но здесь хочу сказать, почему для меня теряется значимость Ветхого Завета. Все, что он должен был сделать, он уже сделал.

Саша: Ну, не так все просто…

Юра: Я так это воспринимаю. Для меня сейчас нет необходимости проходить путь Ветхого Завета. Я понимаю, что у меня есть возможность открывать все совершенно по-новому.

Женя: У меня конструктивное предложение. Давайте эту тему оставим, потому что ее хватит на отдельную встречу и быть может не на одну. Предлагаю тему Ветхого Завета вынести в отдельное обсуждение, поскольку я считаю, что это очень большая тема, заслуживающая серьезного основательного рассмотрения. Если будет такое предложение, я готов к такой теме. А сегодня давайте остановимся на нашей заявленной теме критического мышления «ветхого» и «нового» человека.

Саша: Конечно, ты прав — это отдельная тема и отдельный разговор. Я хочу сказать об очень важной для меня практике. Я понимаю, что я свою «новую» жизнь, которая для меня сейчас открывается на общине, в общении, в моем индивидуальном переживании, в моих отношениях с другими, я вижу, как эта «новая» жизнь проявляется. Но я это все прохожу, пока еще, как «ветхий» человек и мне важно знать, как «ветхому» человеку в этом правильно себя вести. Это не касается ценностей и всего прочего, а я понимаю, что если я знаю, как Израиль учился это проходить, то мне будет легче сейчас. Вот ты говоришь, что я это не прохожу, я тоже не прохожу как Израиль, но знать где он ошибался, а где он был прав, мне важно, чтобы не повторять то, что пройдено.

На счет единства мира, я полностью согласен, конечно, я не утверждаю, что эти миры различаются пространством и временем, они не по этим критериям различаются. Для меня это выглядит так, время от времени «ветхий» человек наталкивается на какие-то непонятные для него явления, ситуации, поведение других людей, которые он в принципе не понимает. Сталкивается с этим как с чем-то инородным для своего мышления, представлений, для привычных способов жизни и отношений. Он наталкивается на это, как на что-то инородное и, передернув плечами, отворачивается и уходит.

Юра: Для меня в свое время родился образ этого в чисто физическом ассоциативном плане. Если я живу в пространстве, в котором действует определенный закон, то абсолютно не важно, согласен я с этим законом или не согласен, знаю я об этом законе или не знаю. Это не лишает меня необходимости находиться под действием этого закона, жить в нем. Возьмем для примера закон всемирного тяготения, я могу с ним не соглашаться, но подпрыгнуть выше определенной высоты я все равно не смогу. Я понимаю, что человек может жить и не соглашаться с существованием духовных законов, с существованием мира более сложного невидимого мира и у него есть выбор. Либо человек, наталкиваясь на что-то, что действует в непонятном для него смысле задумывается и решает для себя, либо он делает вид, что этого не существует и не хочет обращать на это внимание, и живет как бы вне его, но это не лишает его силы действия этого закона на него и жизни в нем все равно.

Саша: Я усугублю твой образ. Закон тяготения действует и обычно выше определенной высоты невозможно подпрыгнуть, и вдруг человек неожиданно подпрыгивает на три метра. Подпрыгнул, приземлился и – «что это было?», непонятно. Плечами повел, головой пошатал и пошел дальше. Надо же, какие странности бывают. Примерно также с проявлениями «нового»  мира, «новой» жизни.  

Юра: Я выпрыгиваю из реальности привычной, это для меня совершенно не понятно, и у меня есть выбор. К сожалению, человек чаще выбирает привычное, отбрасывая и не фиксируясь на необычном.

Саша: Это лишний раз говорит о том, что «ветхий» мир вполне самодостаточен и, когда в него попадают такие странные вещи, он без потери для себя их аннулирует, обрезает без всякой потери.

Юра: Это потому, что ему кажется потерями только то, что он знает и видит, но на самом деле происходит потеря, которую он не ощущает…

Саша: Чтобы понять это как потерю, нужно уже выйти из этого мира, а проблема в том, что я в него включен, и он мне кажется единственно возможным.

Юра: Здесь, я думаю, мы подошли к какому-то моменту, который достаточно серьезно разделяет эти два мира и который нужно сформулировать. И не хочется его примитивно разделять на  мир видимый и не видимый, но что-то тут есть. Ты абсолютно прав, что «ветхий» мир самодостаточный, и он может спокойно согласиться со смертью, определить для себя смысл жизни, на многие вопросы для себя отвечает, науку, философию может в себя включать и может жить и не выпрыгивать дальше, не пытаться что-то для себя открывать и в этом присутствует парадокс.

Саша: Конечно, поэтому я и обращаюсь к началу, с чего все началось. Все начинается с инициативы Бога, Бог проявил инициативу, что бы вернуть нам память о том, что есть «новый» мир, а не только тот «ветхий», в который Адам нас погрузил. Адам действительно осуществил то, о чем Бог его предупреждал, что ты умрешь. Ты умер для новой жизни, и ты живешь «ветхой» жизнью, она прекрасна и замечательна. Бог не говорит, что все пропало, что мы безнадежны, но вернуться к новой жизни мы своими силами уже не можем, потому что «ветхий» мир «замкнулся». Духовные поиски Египта и Востока — они дальше язычества не выходили.

Юра: Мысль мне кажется очень важная по поводу инициативы Бога. Важна она в том смысле, что очень часто человеку хочется взять эту инициативу на себя. Особенно, когда для человека что-то новое открывается и он с хорошей, внешне, позиции «помочь другому», желает эту инициативу поторопить. И здесь я понимаю, мы не можем ничего поторопить со своей стороны, пока Бог не проявит инициативы со своей стороны. Он, конечно, может это проявить и как-то через нас, но это однозначно должна быть Его инициатива. Господь должен коснуться нашей души.

Саша: Это действительно касается уже очень интимных отношений с Творцом, и происходит у каждого, скорее всего, по-своему. У меня это было таким вот образом, что я уже, как мне казалось, все о духовной жизни представлял и понимал и часто с нетерпением говорил: «Боже, ну когда же это начнется, ведь это будет так хорошо и прекрасно», но я чувствовал, что его Воли и Его инициативы еще нет. Мне еще нужно что-то дотерпеть, допонимать, в этом терпении измениться. Как пишет ап. Павел: «он был негоден, а теперь он годен», когда я стану пригоден к этому — это только Он определяет.  

Юра: Мне кажется, что в нашей концепции единого мира потребовалось четкое уточнение. Потому что само понятие единого создает впечатление нераздельного, гармонично связанного и плавно перетекающего из одного в другой. Мне думается, что здесь не так все просто. Явно между этими двумя мирами есть принципиальная разница, а, следовательно, принципиальный способ перехода. Почему я заговорил сейчас об этом, потому, что Господь говорит, что Я вам должен открыть новые глаза, новое видение, новое слышание. Ничего не изменилось, глаза те же, но в них какая-то новизна, в ушах то же, они что-то другое начинают слышать, сердце так же стучит, но оно по-другому воспринимает. Новые чувства вдруг открываются. Я этого никогда не чувствовал, а теперь я должен научиться что-то чувствовать, чего никогда не чувствовал. Эта граница конечно есть.

Саша: Я тут дополню. Мы обращались к словам Господа, когда Он говорит: «И вложу им новое сердце и новый ум». Это Он делает, Он открывает это все. Я могу, как угодно это предвосхищать, предвидеть, понимать, представлять, но это все будет понимание «ветхого» человека, которые не изменится, пока Бог своим действием не начнет этот процесс.

Юра: Может быть, как предварительный критерий, для меня все таки и допустим тот, который определяет как мир видимый и мир невидимый.

Саша: Видимый — в том смысле, что воспринимаемый моей «ветхой» интуицией, моими «ветхими» чувствами, моим «ветхим» творчеством. В этом смысле да, поскольку это видимое – мое родное «ветхое».

Юра: Это фантастика, когда ты понимаешь, что «ветхому» человеку со всем набором его чувств, возможностей и способностей не дано это увидеть и ощутить. Это не входит в набор, в ту область, которую я могу видеть. Как спектр, до ультрафиолета я вижу, а дальше я не могу, это вне восприятия моего глаза.