Главная » Общинная жизнь » ФЕНОМЕН ХРИСТИАНСКОЙ ОБЩИНЫ: ДУХОВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
 

ФЕНОМЕН ХРИСТИАНСКОЙ ОБЩИНЫ: ДУХОВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Александр Польшин

Светлой памяти о.А. Меня, «…восссоздателя истинно общинной приходской жизни (4)».

 Христианская община существует с тех давних времен, когда исторически реальный Иисус из Назарета избрал 12 учеников и они, оставив прежние дела и профессии, стали постоянными спутниками своего учителя. Очевидно, что по всем внешним признакам эта группа людей ничем не отличалась от многих других групп, во все времена и среди всех народов возникавших вокруг того или иного мудреца. Социальные и культурные формы, в которых проявлялась христианская община на протяжении своей истории, также весьма похожи на формы иных, не христианских духовных общин. И также очевидно, что если есть нечто, что отличает христианство от других духовных традиций, то это отличие должно проявляться в содержании той жизненной практики, которая осуществляется конкретной христианской общиной.

                                               ОСНОВНЫЕ  ПОНЯТИЯ

Для того, чтобы выявить и содержательно определить суть того, что отличает христианскую общину от всех других, будем исходить из принятых в самом христианстве представлений о ведущем и организующем «факторе» христианской жизни. Таким единственным и неизменным «фактором» во все времена и среди всех конфессий признается Иисус из Назарета, который после своего Воскресения стал Иисусом Христом-Мессией.

Какая-либо социальная группа сохраняет свою устойчивость и единство на основе отказа от нетерпимости между её членами. И такой отказ всегда чем-либо обусловлен: сходством профессии, социальным положением, образом жизни, совместными увлечениями и т.д. Если фактор, обуславливавший единство группы, перестает быть значимым, то группа распадается и участники группы ничего друг другу «не должны».

В отличие от социальной группы, христианская община основывается на том, что антагонизм исчезает из отношений между участниками общины благодаря любви между ними. И такая любовь не обусловлена ничем, кроме того, что она является ответом каждого человека на ничем не обусловленную Божью Любовь, проявленную в смерти Иисуса из Назарета. Какие бы важные и благородные цели не объединяли участников общины, если между ними нет этой не-обусловленной любви – община превращается в социальную группу.

Для того, чтобы любовь была чем-то практически значимым для жизни конкретного человека в его реальной, весьма сложной и трудной жизни, любовь должна быть не столько «определена» в дефинициях, сколько быть явленной в конкретных делах и каждодневном поведении. Таким местом или «сферой», где проявляется христианская любовь и где христианин учится открывать в самом себе такую любовь, и стала христианская община. Первым, кто научил нас такой любви, является Иисус, а община его учеников-апостолов – теми первыми, кто смог в самих себе, следуя за Иисусом, открыть «реки воды живой».

Но какой должна быть христианская община сейчас, в современном мире, когда многое из древней традиции утрачено, а многое – перестало «работать» из-за кардинальных изменений во всех сферах человеческой жизни? Или христианская община, как форма духовной жизни, ушла вместе с прошлыми веками и современному миру, в котором так явственен духовный голод, она уже ничего жизненно-значимого предложить не может?

На существование кризиса христианской общины указывали многие видные христианские богословы, историки и деятели Церкви: митр. Антоний Сурожский, (1),   архим. Виктор Мамонтов (5) и мн. др. Но этот кризис, по словам о. Александра Меня, должен быть «воспринят позитивно». (6).

Понимание сути кризиса требует внимания ко всем аспектам этой проблемы. В том числе и к тем, которые обусловлены взаимосвязью духовного и психологического в природе человека и Церкви.

Духовная психология разрабатывалась в трудах многих ученых, богословов и философов, как древнего, так и нового времени: блаж. Августин, Немесий Эмесский, св. Григорий Нисский, еп. Феофан (9), архиеп. Лука (2), С. Л Франк (10), Д. Е. Мелехов (8), Йорг Мюллер и мн. др. Изучая взаимодействие в человеке духовного и психического начал, духовная психология может дать эффективные методы и подходы для решения проблемы кризиса христианской общины.

             ПРОБЛЕМА  ОТНОШЕНИЙ  МЕЖДУ  ХРАМОМ  И  ОБЩИНОЙ

 Условно-схематически жизнь христианина можно распределить по трем сферам. Первая – сфера храмового богослужения, вторая – сфера разнообразной общинной деятельности, третья – сфера мирской, секулярной деятельности.

Принципиальным условием христианской жизни является отсутствие антагонизма во взаимоотношениях между этими сферами. Однако, по ходу христианской истории, отношения между сферами жизни приобрели типично языческую форму – разделение на сакральное и профанное, на «своих и чужих». Постепенно от Церкви была отторгнута значительная часть социальной и частной жизни. Община была заменена приходом и распалась, потеряв духовную опору. Да и в самой церковной жизни, внутри храма, началось разделение на «допущенных» к причастию и на «лишенцев», по определению о.А.Шмемана (12). Так что собственно христианской стала считаться весьма узкая область – церковное богослужение.

Для того, чтобы ходить в храм, почти ничего не  понимая из происходящего в нем, человеку обязательно будет требоваться специальное усилие воли. Очевидно, что для продолжительного усилия требуется значимый источник силы: либо устойчивая привычка выполнять требуемые действия в данном месте и в данное время, либо некие очень важные корыстные устремления, либо, наконец, важность и интересность искомой цели.

В прежние времена привычка участия в храмовых богослужениях появлялась у человека сама-собой, из всего патриархально-церковного уклада жизни, как об этом говорит архиеп. Михаил Мудьюгин (7). В настоящее время таких условий для появления этой привычки уже нет. Более того, психологическая утонченность современного индивидуализированного человека отвращает его от участия в непонятных и утомительных действиях. И поэтому для современного человека остается только одна причина стремиться в Церковь – то, что не зависит ни от уклада жизни, ни от исторических форм христианства. То, что всегда исходит от Иисуса Христа – важность и интересность Его Радостной Вести.

Так как Церковь по своему назначению – это не «клуб по интересам» (о. А. Мень, 4), а приходит сюда человек потому, что для него есть что-то «важное» в Церкви. Поэтому, при построении своей деятельности она не должна исходить из качества «интересности», внешней привлекательности. Происходящее в Церкви – это прежде всего «важное», то, что вводит человека в таинство особой близости с Иисусом Христом.

Качество «интересности» – это прежде всего качество жизни христианской общины, которая может и должна быть привлекательной, интересной.  Община не должна бояться, что своей привлекательностью она разрушит тайну и святость Церкви. «Интересность» жизни в общине – это лишь одно из качеств христианской духовной жизни. И хотя оно является вполне самостоятельным и независимым, но только вместе со всеми остальными  качествами, оно создает полноту и единство жизни христианина. Интересность является также одним из признаков духовного здоровья, духовной "«здравости" христианской жизни.

           ТИПЫ  ВЗАИМООТНОШЕНИЙ  МЕЖДУ  ХРАМОМ  И  ОБЩИНОЙ

Представляется возможным, основываясь на качествах «важности» и «интересности», сгруппировать взаимоотношения между храмовым богослужением и церковной общиной по четырем типам в форме диад: 1. Важно и интересно; 2. Важно и неинтересно; 3. Не важно и интересно; 4. Не важно и не интересно.

Для каждой диады возможна определенная внутренняя динамика взаимоотношений.

Первая диада – «важно и интересно». Это ситуация, когда отношения между храмом и общиной основаны на понимании специфики друг друга, на взаимной поддержке, а не на подозрительности и противопоставлении. Это отношения, при которых механизмы положительных и отрицательных обратных связей между храмом и общиной сбалансированы. Поэтому становится возможным взаимное возрастание в позитивном направлении – когда для Божьей любви становятся доступны все аспекты жизни храма и общины.

Вторая диада – «важно, но неинтересно». Такая ситуация возникает, если по какой-либо причине общинная жизнь теряет свою привлекательность, свою интересность для людей. Здесь возможны два варианта развития ситуации. Первый – поступить по типу положительной обратной связи: на уменьшение «интересности» ответить увеличением степени «важности». Второй вариант – по типу отрицательной обратной связи: на уменьшение «интересности»  не отвечать усилением «важности», но, опираясь на авторитет священноначалия, помочь общине вернуть свой авторитет и интересность жизни. В том случае храм и община взаимно поддерживают друг друга и взаимно возрастают в Духе. И тогда вторая диада может преобразиться в первую, когда жизнь в Церкви  вновь становится одновременно и важной, и интересной.

Рассмотрим подробнее первый вариант развития ситуации, когда «неинтересность» общинной жизни компенсируется увеличением «важности» храмового богослужения. Если это дает положительный результат в виде увеличения числа прихожан и т.п., то этим самым приводится в действие механизм положительной обратной связи – чем более важным становится храмовое богослужение, тем меньшее значение придается общине. В этом случае «важность» устремляется к бесконечности, придавая любой мелочи храмового обихода неадекватную значимость, а роль общины умаляется до нуля и далее – до отвержения и презрения к ней, как нехристианской форме жизни.

Очевидно, что в такой ситуации жизненные силы Церкви окажутся сосредоточенными на двух направлениях. Во-первых, на стремлении «законсервировать» уже существующие формы храмовой жизни. А во-вторых, на ностальгии по прошлому и попытках возродить исторически пройденные и уже не адекватные современным условиям формы церковной жизни.

Так как община по своей сути является для Церкви в целом и для храма в частности, естественным источником жизненной силы, который обеспечивает принципиальную независимость Церкви от социальных и политических условий, то исчезновение этого источника неизбежно приводит к тому, что Церковь вынуждена искать иные, искусственные источники для поддержания своей жизнеспособности. И тогда для Церкви не оказывается другого выхода, кроме как стремиться стать государственной. Результаты этого известны.

Третья диада – «неважно – интересно». Если по каким-либо причинам храмовое богослужение теряет свою значимость, свою важность в восприятии людей, то их духовная активность может сосредоточиться на разнообразных «интересных» формах общинной деятельности. Здесь также возможны два типа развития ситуации.

Первый – по типу положительной обратной связи, когда на уменьшение «важности» богослужения община отвечает увеличением степени «интересности» своей деятельности, пытаясь таким способом сохранить число прихожан и свое влияние на них.

Второй вариант – по типу отрицательной обратной связи, т.е. на уменьшение «важности» не отвечать усилением «интересности», но использовать авторитет общины для того, чтобы поддержать интерес к богослужению, к его важности и значимости в жизни христианина через углубление в его смысл и тайну.

Однако, очень часто наша грешная природа влечет нас идти по первому варианту. И тогда «важность» низводится до нуля и даже отвергается, а «интересность» устремляется к бесконечности. Жизнь общины, при этом, теряет духовные ориентиры и перерождается в жизнь душевно-эмоциональную. Логическим завершением этого процесса становится превращение общины, предназначенной быть лишь составной частью церковного организма, в изолированную самодостаточную секту.

Четвертая диада – «неважно и неинтересно». На первый взгляд эта диада кажется неким «пустым» вариантом, который обычно не рассматривается из-за своей бес-содержательности. Но вполне возможно, что именно здесь, в этом варианте, и содержится «бес». Возможно, что именно тогда, когда христианская жизнь окажется неважной и неинтересной, она станет наиболее эффективной приманкой в руках «беса».

После всех трагических иллюзий и заблуждений 20-го века возможность появления некоего «пустого» христианства, христианства без Христа, уже не кажется литературным вымыслом. И самое страшное в этом смысле – не гибель исторического христианства, но его перерождение в «теплую печку» (о. А. Мень, 4), огнем в которой заправляет бес. Отвратить человека от поиска Богообщения во Христе, стать препятствием на пути к личной встрече с Исусом Христом, может все, что угодно, в том числе и сама Церковь (митр. Антоний Сурожский, (1); о. А. Шмеман, (13)).

 ПОСЛЕДСТВИЯ ИСКАЖЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ

МЕЖДУ ХРАМОМ И ОБЩИНОЙ

В заключение рассмотрим проблему соотношения храма и общины, используя достаточно очевидную аналогию между устроением человека и устроением Церкви.

Человек, как существо, предназначенное для земной жизни, составляет чудесное единство трех форм бытия: духа, души-психики и телесности. Аналогично и Церковь, как живое существо, предназначена для земного бытия и может быть представлена в виде единства трех форм: 1) «духа» - в виде Евхаристии и богослужений, 2) «души» - в виде разнообразной общинной деятельности, 3) «тела» - в виде зданий, облачений и других материальных предметов, через которые «дух» и «душа» Церкви проявляются в земной жизни человека.

Рассмотрим возможные последствия разрушения целостности организма Церкви в том случае, когда разрушение вызвано деградацией общинной жизни. Для этого также используем аналогию с теми последствиями, которые возникают при разрушении психической сферы отдельного человека.

При этом, мы безусловно принимаем все известные предупреждения об относительности рассуждений по аналогии, а также избегаем прямолинейных уподоблений и буквальных сопоставлений.

Известно, что при повреждении психической сферы, жизненные проявления человека деградируют до уровня физиологических инстинктов и психических рефлексов. Такой человек теряет возможность упорядоченно строить свою жизнь и часто становится опасным для самого себя и для окружающих людей.

Известно, что психическая болезнь разрушает те сложные психологические «инструменты», с помощью которых человек проявляет свою духовную сферу в индивидуальной и социальной жизни. Разрушение психических «каналов связи» между духовной сферой и внешним миром приводит к тому, что дух человека оказывается заблокированным в собственной сфере. Жизнь человеческого духа  переходит в «закапсулированное» состояние (о. А. Мень, 11.; игум. Евмений, 6.; Д. Е. Мелехов, 13.). «Закапсулированный» дух человека на долгое время лишается возможности нормально проявлять себя в общении с другими людьми и получать необходимую духовную пищу извне. Духовная сфера человека может не выдержать такой тотальной изоляции и это может привести к развитию деструктивных процессов. И тогда психическая болезнь становится причиной возникновения болезни духовной.

Здесь возникает весьма сложная и чрезвычайно серьезная проблема. Потому что человек, долгое время болевший психической болезнью и чей дух оставался «закапсулированным», после своего выздоровления может оказаться носителем совсем иного духа, иной духовной направленности, чем это было до болезни. Душевное выздоровление может оказаться для него совсем не благотворным, если параллельно не была оказана поддержка для сохранения здоровья духовного. Именно отсутствием необходимой духовной поддержки может обьясняться известная трудность и длительность психиатрического лечения.

Если злое начало захватило духовную сферу человека в период закапсулированности, то после душевного выздоровления злое начало может «вырваться на свободу», получив душевные инструменты для реализации своих разрушительных устремлений в социальной и пр. сферах жизни. Поэтому практика и теория «различения духов» становится чрезвычайно актуальной в современной жизни.

Одним из хорошо изученных проявлений духовных болезней является синдром непреодолимого тяготения к «мертвым формам» (Эрих Фромм,(11)). Развитие духовной болезни приводит к патологическому стремлению «консервировать» любые формы и проявления жизни, сделать жизнь полностью контролируемой и управляемой.

Духовное и душевное в человеке являются взаимосвязанными сферами единого человеческого существа. Поэтому процесс выздоровления должен охватывать обе эти сферы. Душевное, психическое здоровье является значимым условием сохранения духовной «здравости», а духовная поддержка в период душевной болезни сохраняет общую позитивную направленность всех устремлений человека, как целостного существа.

Таковы некоторые из наиболее важных для нашего анализа последствий нарушения психической сферы у отдельного человека.

                                                       ПОСЛЕДСТВИЯ:

  Теперь по аналогии сформулируем ряд последствий, возникающих при разрушении общинной сферы Церкви:

Церковь, сведенная до храма, оказывается функционально незавершенной, а ее внутренняя жизнь искаженной. Храмовая сфера «провисает» без опоры в общинной сфере.

Без общины храм оказывается лишенным полноценного и адекватного контакта с окружающим миром. Церковь без общины «провисает» среди языческого мира. Община – та промежуточная ступень, без которой современному человеку трудно перейти из жизни языческой в жизнь Вечную.   

Без общины в Церкви остается только дух, лишенный голоса, рук и ног, и сердца.

Без общины Церковь оказывается недееспособной, как недееспособным является человек с поврежденной душевной сферой.

Возрождение христианской общины и укрепление духа храмовой жизни не могут происходить независимо. Развитие общинной жизни не сможет стать глубоким и значимым, если в этом процессе не будет участвовать духовная, храмовая сфера Церковного организма.

Без общины храмовая жизнь оказывается лишенной своего естественного источника жизненной силы.

Всегда источник духовной силы, Дух Божий, без сомнения, продолжает в Храме обитать (если есть на то Его святая воля).

 В заключение, для того, чтобы избежать возможных недоразумений, обратим внимание на ряд важных ограничений, которые следует учитывать при анализе любых сложных феноменов, а тем более такого, как христианская община.

Во-первых, так как анализ предполагает разделение на составные части исходно единого феномена, то возникает соблазн заменить «со-поставление»  на «противо-поставление» одной части другой. В нашем анализе мы следовали принципу со-поставления, чтобы выявить специфику каждой из частей единого организма Церкви, не заменяя и не противопоставляя их друг другу.

Во-вторых, аналогию между устроением человека, как духовно-душевно-телесного существа, в котором эти сферы имеют четкое функциональное и сущностное отличие, и между «организмом» Церкви, в котором сферы «духа-души-тела» взаимосвязаны намного более сложными отношениями, нельзя абсолютизировать и принимать буквально. Потому что община является результатом именно духовных взаимоотношений между людьми, хотя по отношению к Церкви в целом она и выполняет функцию, подобную душевной сфере отдельного человека, и поэтому в нашем анализе она обозначается как «душевная» сфера Церкви. Также и храмовая сфера Церкви – обозначена нами как «духовная» сфера, но очевидно, что она, являясь результатом сложных взаимоотношений многих людей, содержит в себе также и большой объем душевного уровня отношений.

                                                            РЕЗЮМЕ

Предложенная аналогия позволила выявить ряд содержательных моментов во взаимоотношениях храма и общины, на основе которых можно наметить практические способы решения тех проблем, которыми отмечен кризис современной христианской общины.

                                                 ЛИТЕРАТУРА

1. Блум Антоний, митр. Сурожский. О слышании и делании. М., 1999. С. 328 – 355.

2. Войно-Ясенецкий Лука, архиеп. Дух. Душа и тело. М. 1997. 138 с.

3. Евмений, игум. Пастырская помощь душевнобольным. Вып. 1. 1999. 395 с.

4. Еремин А.А. Отец Александр Мень. Пастырь на рубеже веков. – М.:»Carte Blanche», 2001. – 496 с.

5. Мамонтов В., архим. О евхаристическом возрождении. Христианос, N 3, 1994, с. 69 – 75.

6. Мень А. В. прот. Отклик на работу  о. С. Желудкова “Почему и я – христианин”. В кн. Священник Сергий Желудков  “Почему и я – христианин”. С-Пб. 1996, с. 295 – 307.

7. Мудьюгин М., архиеп. Русская православная церковность. М. ББИ. 1995. 124 с.

8. Мелехов Д. Е. Психиатрия и проблемы духовной жизни. В кн. Психиатрия и актуальные проблемы духовной жизни. М. 1997. С. 8 – 62.

9. Феофан, еп. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться. Брюссель. 1996. 265 с.

10. Франк С. Л. Предмет знания. Душа человека. С-Пб. 1995, с. 419 – 632.

11. Фромм Эрих. Анатомия человеческой деструктивности. М. 1998, с. 243 – 561.

12. Шмеман А., прот. Исповедь и причастие. (Доклад Священному Синоду Православной церкви в Америке). Православная община. 1992, 4. С. 40 – 54.

13.  Шмеман  А., прот. Евхаристия. Таинство Царства. М. 1992. 304с.