Церковь – Община - Евхаристия

А. Польшин

1

Община – школа молитвы. В то же время община – это место и способ получить индивидуальный опыт «встречи» с Иисусом Христом и научиться быть в Его присутствии и одновременно в присутствии других людей, участников общины. Чтобы такой опыт появился, необходимо научиться «утиханию» в себе, в своих мыслях и переживаниях, своего «ветхого» человека и пробуждению «нового» человека. «Утихание» во мне «ветхого» человека происходит в ходе чтения молитв. Поэтому перед началом общинного собрания важно войти в молитвенное расположение своего духа.

При этом важен «баланс» между собственно чтением молитв и состоянием духа человека. Известно, что молитвой в широком смысле может быть что угодно: и чтение, и работа, и отдых. Так же, как и обратное явление: не-молитвой может быть все, что угодно, в том числе и само чтение молитв.

Чтение молитв перед началом общины предназначено для того, чтобы перейти от разнообразных переживаний и мыслей, занимавших человека до начала общины, к состоянию «мира», в котором все, что не относится непосредственно к общине, перестало быть центром внимания и переживаний.

«Мир», созданный чтением молитв, необходим для чтения и молитвенного размышления над Евангелием. Размышление и обсуждение евангельского текста пробуждает «ветхого» человека, который стремится осуществить свои амбиции: доказать свою правоту и «разгромить» тех, кто с ним не согласен. Поэтому так важен период тишины между чтением Евангелия и началом обсуждения – в этой тишине идет борьба между амбициями «ветхого» и «миром» нового человека. «Новый» человек должен быть очень внимательным, чтобы не дать «ветхому» захватить мой ум и мою волю, и не разрушить «мир» в общине.

2

Конечно, можно остановиться на самом чтении молитв, ведь результат чтения – состояние «мира», уже есть пробуждение «нового» человека, уже есть предчувствие «Божьего присутствия». И такой результат хорош сам по себе. Однако возникает вопрос: как удержать достигнутое состояние «мира» среди разнообразных жизненных обстоятельств?

Чтение молитв подготавливает к размышлению над Евангелием. Без такого размышления достигнутый в общине «мир» может оказаться нестойким, а опыт пребыванию в Божьем присутствии может не возникнуть. Так как целью общины является получение такого опыта, то, не получая этого опыта, община может потерять смысл своего существования и перестать быть общиной, не сможет «родиться» и стать «живой» общиной.

Не получая опыта Божьего присутствия, община может перейти к тому, чтобы копировать элементы храмового богослужения, чтобы компенсировать «холодность» собрания, все более усложняя молитвенный ритуал, надеясь этим «разогреть» себя. Но насколько необходимо такое «копирование», если можно молиться в храме? Тем более, что для молитвы в храме не нужны личные, персональные отношения с теми, кто молится рядом с тобой. Само по себе совместное чтение молитв не делает участников «общинниками». Община возникает через общение, центром которого является Евангелие и присутствие Иисуса. А разговоры «за чаем», после чтения молитв, могут сделать нас в лучшем случае друзьями, но не «общинниками».

3

Итак, чтение молитв есть подготовительный период к «вхождению» в состояние «общины». А община возникает лишь при сохранении «мира», возникшего при чтении молитв.

Пропорция времени, отводимого на чтение молитв и на чтение Евангелия, может меняться в зависимости от умения удерживать «мир» в общине. Чем опытнее община, тем меньше будет нужно времени общинникам, чтобы всем вместе войти в состояние «мира». При этом, даже и в опытной общине могут быть ситуации, когда во время обсуждения Евангелия возникает желание вернуться к молитве, к чтению молитв, для возобновления «мира» среди общинников.

Поэтому устанавливать жесткие, раз и навсегда заданные, пропорции между чтением молитв и размышлением над Евангелием было бы неверным.

4

Община – живой организм, в котором бывают и периоды подъема и периоды спада духовной жизни и чувства «общинности». Могут быть периоды, когда чувство Богоприсутствия, чувства того, что Иисус среди нас, становится ясным и сильным, а могут быть периоды, когда общинная жизнь еле теплится. Опыт сохранение чувства «общинности» в периоды спада духовной жизни делает общину более устойчивой. 

Конфликты в общине, особенно в начале общинной жизни, могут её разрушить. Но с другой стороны, преодоление конфликтных ситуаций через возвращение к состоянию «мира», делают общину более укрепленной в единстве «духа». Также конфликтные ситуации позволяют лучше понять друг друга, лучше узнать особенности внутреннего мира другого человека. Но все же лучше, чтобы такое «узнавание» проходило в состоянии «мира», а не конфликта.

Однако, бывает и так, что конфликт остается единственным способом разрушить устаревшие стереотипы в отношениях и в понимании людьми друг друга. Наш «ветхий» человек весьма силен и чтобы его «сдвинуть», бывает, что нужен и конфликт. Но конфликт будет позитивным тогда, когда он проходит в состоянии «мира» в душе участников конфликта.

5

Община – начало Церкви. Евхаристия – исполнение и завершение общины.

Чтобы вполне ясно понимать и принимать свое участие в Евхаристии, надо пройти через опыт общины. Евхаристия утверждает и «запечатлевает» то, что было «получено» в общине.

Церковь – единство Евхаристии и общины. Одно без другого остается неполным, незавершенным. О том, что Евхаристия, причастие Тела и Крови Иисуса Христа, может быть «к смерти», говорит апостол Павел. Евхаристия не есть некое магическое действие, которое обеспечивает «результат» независимо от человека. По своей сути Евхаристия дана Иисусом как бого-человеческое со-действие, в котором одинаково важны обе составляющие – и Божественная, и человеческая. Поэтому участие в Евхаристии должно быть таким же ясным и сознательным, как и участие в общине. Полученный в общине опыт ясного и сознательного пребывания в Слове Божьем становится основой для ясного и сознательного пребывания в Евхаристии.

6

Община – таинство Слова. О том, что Божье слово и слово человеческое одинаково важны в нашем спасении, говорит апостол Иоанн, когда рассказывает о том, как они с апостолом Петром увидели, поняли и засвидетельствовали, когда увидели пустой гроб, где было положено тело Иисуса. Без их слова и свидетельства, слова человеческого, наше спасение так же невозможно, как и без слова Божьего.

Совершить таинство Слова – общину невозможно без нашего человеческого внимания и понимания слова Божьего – Евангелия.

Община – такое же «таинство», как и Евхаристия. И там, и там все происходит в таинственном присутствии Бога Слова – Иисуса Христа. Но Его присутствие среди нас – ради нас. И Его Жертва, Его Тело и Его Кровь – ради нас и для нас. И мы должны принять Его Жертву достойно, к жизни, а не к смерти – со вниманием, пониманием и благоговением.

Опыт внимания, понимания и благоговения перед Жертвой Христа вырабатывается в общине через наше внимание, терпение и понимание друг друга ради сохранения «мира» в Его присутствии. А особенно через опыт внимания к самому себе, ведь то, что я говорю на общине, я говорю перед Его лицом. Будет ли мне стыдно за свои слова, когда Он напомнит их мне на Своем Суде? Я конечно, не знаю, что и как будет на Суде, но хотя бы перед своими братьями и сестрами мне не хотелось бы чувствовать себя неловко за слова, сказанные не в «мире», а в азарте спора и полемики.

Община вырабатывает опыт «стояния в мире», без которого невозможно быть в Евхаристии.

7

Возможно ли научиться быть в «мире» без общины? Наверное, возможно, ведь Господь не ограничивает наши пути к Нему. Можно ли научиться любить ближних без общины? Наверное, возможно, и слава Богу. Но об этих путях я ничего не знаю. Мой опыт пребывания в «мире и любви» стал ясным и реальным через опыт общины.

Община – это способ «перехода» от «ветхого» человека к «новому». Совершить этот переход в одиночку – наверное, возможно. Но я не знаю об этом. Мой переход начался в общине и продолжается благодаря общине.

Моя надежда в том, чтобы община и Евхаристия, таинство Слова и таинство Жертвы, соединились во времени и пространстве. Чтобы собрание людей в храме становилось общиной, а община завершалась не просто «чаем», а евхаристической трапезой в Его Царстве. Ведь если Он – среди нас, то тогда мы – в Его Царстве, на Его Трапезе, тогда мы, «ветхие», преображаемся в «новую тварь», тогда каждый из нас узнает «вкус» новой жизни, радость которой «от нас не отнимется» и вкус которой уже не перепутаешь ни с какой иной «сладостью».