Дорожные записи

Александр Польшин

1. Выражение «Не ведают, что творят» означает ситуацию абсолютной уверенности в правильности своих действий.

2. Обычно наше внимание фиксируется на самих чудесах, творимых Иисусом. А надо бы более обращать внимание на том, что же изменяется в человеке при виде чуда, в его отношении к жизни и греху.

Было бы странным, если бы Иисус не творил чудес или не мог их сотворить. Но по настоящему странным является то, что люди при виде чуда, хотя бы некоторые, все же изменяются, изменяется их видение себя и Бога. С этого изменения начинается наша встреча с Иисусом и с Богом.

3. Иисус не создает в нас новых комплексов – вины, греха. Он их лишь выявляет в нас, потому что они и так уже в нас есть. При встрече с Иисусом они лишь обостряются, как старые опухоли. А нам кажется, что это Иисус их нам создал. Всегда приятнее винить кого-то, чем себя.

4. Все особенности повествования о Рождественских событиях должны вызывать в нас раздражение своей несообразностью и нелогичностью. Это повествование дано в Евангелии для того, чтобы сбивать нас с благостного тона, с ложного тона жалости. А мы ищем в нем элементов «правдивости» чтобы доказать его реалистичность. Оно целиком фантастично, но дано для того, чтобы изменить наш родовой способ думания об Иисусе.

Рождество – провокация против благостного, душевного, родового.

5. Христианин имеет силу не потому , что его Бог – сильнее других богов. Иисус дает не новую силу, а новую жизнь. Эта жизнь не соблазняет человека новыми возможностями силы, но скорее отталкивает, показывая, как она бессильна в этом родовом мире, мире силы и власти. Новая жизнь благодаря земной жизни Иисуса, стала видимой для нас и доступной для нашего участия в ней.

6. В новой жизни – причина и следствие меняются местами. То есть, сначала человек принимает в себя «новую жизнь», а потом он может стать сильным. Точнее – в нем тогда освобождаются те силы, которые нам были даны при сотворении, но оказались заблокированы после Грехопадения. Эти силы заблокированы родовыми рефлексами (Фрейд).

7. Не Иисус, как Бог, дает человеку «божественные» силы, чтобы побеждать более слабых врагов (как у Геракла). Но силы самого человека освобождаются, их проявление становится естественным, не скованным родовыми рефлексами, а потому и более эффективным. Хотя для родового мира, для родовых оценок, их проявление может казаться и не эффективным, не сильным.

8. Новая жизнь – это общение с Иисусом в любви. В этом общении мы «что-то» приобретаем сверх того, что у нас уже было, сверх того, что нам дано при сотворении. Но это наше личное приобретение, а не результат «божественного» вмешательства.

9. «Двойник Иисуса» говорит почти то же самое, что и он. Но говорит это так, что сознание людей остается в родовой парадигме. Даже «новая жизнь» превращается в «новую мораль» или в «новую природу». А человек получает удовлетворение новым разворотом старой родовой жизни. «Зуд перемен» разряжается на много-делание, которое все оставляет на привычных местах, по типу перестановки мебели в той же самой комнате.

10. Иисус дает ученикам массу благовидных и реальных поводов, чтобы они могли оставить его, не теряя чувства собственного достоинства. И если бы они были «нормальными» людьми, то они могли много раз с чистой совестью оставить Иисуса. И все было бы по-честному, без недомолвок, надуманных причин и предлогов, без взаимных обид.

И это проявляется не только в известном эпизоде, когда Иисус сам спрашивает и открыто предлагает ученикам: «Может быть и вы тоже, как все нормальные люди, наконец-то оставите меня?». Есть масса других эпизодов, где ученики имели ясные и честные поводи бросить это безнадежное дело. Как например в Заиорданье, куда Иисус удалился, опасаясь за свою жизнь и жизнь учеников. Так что задолго до распятия Иисуса ученики неоднократно имели веские причины оставить его. Но они каждый раз – оставались.

11. Троичность Бога. Парадоксальность свойств, которыми описывается троичность Бога  она и есть парадоксальность отношений в любви. Потому что все попытки представить троичность в виде понятных человеку свойств, то ли социальных, то ли психологических, как правило иерархических .

Основным признаком понимаемости человеком каких-то отношений, является иерархичность. Как только человек представил себе кто кем руководит и кто какие функции выполняет, тогда ему кажется, что он понимает эти отношения. А вот отношения, в которых не иерархичность, а любовь – основной принцип отношений, то это человеку непонятно, потому что отношения, построенные и основанные на любви, описываются такими парадоксальными свойствами – Бог троичен и в то же время Он один, есть Бог-Отец и в то же время все ипостаси Бога равны. Вот эта парадоксальность и несовместимость свойств, которыми описывается Бог-Троица и является причиной стремления свести такого Бога к понятному иерархическому устройству божественной жизни.

12. Например, Бог-Отец – это царь или начальник, которому все подчинены, Бог-Дух – это как воевода, правая рука царя, который передает все приказы вниз подчиненным, а Бог-Сын – непосредственный исполнитель приказов, который следит за их выполнением и карает непокорных. Если бы было такое описание, то оно сразу же было принято и не возникало бы никаких ересей.

Или так: Бог-Отец – это муж, глава рода и семьи, Бог-Дух – это жена, любящая и послушная воле мужа, а Бог-Сын – как ребенок, как послушный сын, исполняющий всякую волю отца. И это понятная схема. И многие века простые люди, не вникая в богословские тонкости, именно так и мыслили себе «своего Бога».

13. И роль «святых» в такой схеме тоже становилась простой и понятной – они есть «верные рабы», послушные, исполнительные и терпеливые, с которых и нам грешным надо брать пример, если мы хотим получить награду там, далеко, после смерти.

14. Но ничего подобного в Евангелиях нет. Все, чему учил и что делал сам Иисус, радикально не совпадает с такими представлениями и схемами. Иисус как Бог-Личность, делал все, чтобы личностные отношения между ним и учениками стали для учеников понятны, чтобы они от Него научились этим отношениям, этим парадоксальным, невозможным и безумным отношениям.

15. Поэтому и отношения в любви и между людьми также создают парадоксальные соотношения. Поэтому то, что Иисус открывает нам отношения троичности, отношения троичности в Боге, говорит о том Он сам знает любовь и именно ту любовь, которая присуща Богу и которой причастен человек. И отношения между людьми по образу отношений в Троице тоже приобретают те же черты парадоксальности.