Главная » Размышления христианина » «Духовные и назидательные письма о внутренней жизни и истинной сути христианства». Письмо седьмое
 

«Духовные и назидательные письма о внутренней жизни и истинной сути христианства». Письмо седьмое

Продолжаем серию публикаций писем Герхарда Терстегена в переводе игумена Петра (Мещеринова). Седьмое письмо посвящено той же теме, что и шестое, – деятельной борьбе с грехом. Здесь Терстеген снова советует своей корреспондентке не замыкаться на мыслях о собственных грехах, а внутренне пребывать в Боге, непрестанно обращаться к Нему, что, по его мнению, полезнее, чем постоянное сокрушение.

Предисловие переводчика

Настоящее письмо является продолжением предыдущего. Направленное тому же адресату – судя по всему, довольно спорливой даме – оно более подробно разъясняет поднятые в прошлом письме вопросы борьбы с грехом. Терстеген здесь несколько смягчает свою позицию; так, он говорит, что в новоначалии пристальное внимание к своей падшести вообще и к проявлениям её в частных грехах педагогически необходимо; но впоследствии сопротивление греху должно переходить в иную плоскость, и быть обусловлено любовью Божией во Христе Иисусе. Письмо вообще охватывает почти все стороны внутренней духовной жизни, и мы видим здесь лучшие стороны Терстегена-душепопечителя: уравновешенность, избегание крайностей, личный подход к своему собеседнику, а главное – назидание, направленное не на какие-то побочные вещи, но прежде всего на то, чтобы человек понял и почувствовал, что́ есть внутреннее, сердечное богообщение и постарался приобщиться к нему, причём не само-деятельными отрицательно-аскетическими усилиями, а прежде всего верой и детским упованием на Господа. Для православных читателей весьма поучительным будет, что в конце своего письма Терстеген подчёркивает, что цель духовного руководства – привести человека к Богу, а не к человеческим отношениям с душепопечителям; забвение этой истины часто бывает причиной многих нестроений в духовно-церковной жизни.

Игумен Петр (Мещеринов)

Письмо 7-е

К той же особе, о тех же предметах.

__________________

Возлюбленная во благодати Иисуса сестра!

Из вашего письма я вижу, что моё последнее к вам послание принесло вам немалую пользу и благословение – что мне очень отрадно; не потому, что это я написал его, но потому, что, насколько мог, я изложил в нём божественные истины, для всех нас, а в особенности для вас, весьма благотворные и спасительные. Господь да укрепит вас в Своей истине и да дарует вам придти в состояние Христовой детскости (Мф. 18, 3) – и тогда со временем вы познаете Его чудеса в гораздо большей мере, чем о них можно сказать.

Я часто с великим состраданием думаю о тех христианах, кои, будучи во многом весьма верными Богу, день за днём и год за годом мучают себя множеством бесполезных усилий и причиняют себе великие беспокойства, не зная того, что могло бы им легко помочь – а именно: пребывать в своих сердцах внутренним, тихим и детски-невинным образом с Иисусом и во Иисусе, Который столь близок к нам. Ах! труждающиеся и обремененные этим незнанием! придите же и обратитесь с упованием, как дети, внутренно к Иисусу, и вы обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 28–29; 18, 3)!

Но только сказанного никто не поймёт как до́лжно, пока не придёт час и Господь не откроет это душе. Благодарите же Его, что Он дал вам увидеть сей путь и вкусить нечто от него; сохраняйте сию благодать в безмолвии сердца, не много говоря о ней, ибо большинство людей неспособны это слушать (Евр. 5, 11). Также из-за новизны для вас сего воссиявшего вам света не давайте слишком много места движениям чувств; бережно прикройте сей огонь, чтобы он горел тихо – но постоянно. Что ваше падшее естество, или рассудок, противятся и бунтуют, вовсе не удивительно. Они привыкли быть главными советчиками для души, и считают, что душа во всём, что она делает, должна слушать их и давать им отчёт. Выставите их наружу, и пусть они бурчат там. Дети не философствуют, они доверяют матери безусловно. Приходят дни, в нас и вне нас, когда всякая человеческая мудрость постыдится перед детскостью Христовой! Ей, аминь!

Отвечая на ваши рассуждения о том, чем следует занимать себя – своей греховностью или любовью Божией во Христе Иисусе, – замечу, что в пору новоначалия очень важно исследовать своё внутреннее и внешнее устроение, слова, дела, мысли и желания, и видеть свои грехи и свою повреждённость в точности, дабы душа сохранялась и возрастала в познании себя самой и в страхе Божием; весьма хорошо и полезно научиться сему. Однако же это делание никого не может довести до совершенства, праведности и святости; оно лишь приводит к лучшей надежде (Евр. 7, 19), каковая лучшая надежда, лучший путь, лучшее делание состоит в следующем: верою, уповая на очищающую нас Кровь Иисуса Христа (Евр. 9, 14), с детской простотой приближаться к Богу (как указывает Павел в Евр. 7, 19) и иметь с Ним наитеснейшее общение в своём сердце. Я полагаю, что в особенности вам это будет многократно полезнее и назидательнее, чем «застревать» на своих грехах, как я уже не раз говорил вам.

Может ли быть неугодным Богу, когда вы, чтобы помышлять о Нём и пребывать с Ним, забываете себя со всей вашей «великой греховностью»? Тем более что вы хорошо знаете, что сами себе ни в чём помочь не можете, а только Он – ваш Спаситель. И напрасно вы боитесь, что при этом вы познаете себя и своё повреждение меньше, чем когда вы скрупулёзно исследуете себя и копаетесь в грехах. Наоборот, вы увидите свою падшесть и самость гораздо более действенным образом и много точнее, не прилагая к сему особых усилий – именно, в неложном свете Божием и в Его соприсутствии. В этом случае грехи смиряют, но не разоряют и не ввергают в малодушие и уныние; христианин не увязает в них, но как бы уходит от них на глубину, погружаясь в сладчайшую любовь Иисуса Христа. Господь желает, чтобы мы всецело доверились Ему и относились к Нему, как дети (Мф. 18, 3), какими бы жалкими мы ни были. Итак, это есть Его милостивое благоволение – жить и действовать в нас и соделать нас Себе подлинно Своими, семейными (Еф. 2, 19). И пусть падший рассудок претыкается о человеколюбие и снисхождение нашего Бога и почитает это за безумие (1 Кор. 2, 14), – мы не дадим ложному смирению препятствовать славе Божией и нашему благобытию!

Наконец, старайтесь всё больше внутренне, по-детски пребывать с Богом в глубине вашей души. Когда вы чувствуете в себе детское благоговение перед соприсутствием Божиим, тихое благобытие, побуждение любви к внутрь-собиранию и сердечному безмолвию, то веруйте, что ваш божественный Друг хочет посетить вас. Дайте же Ему место, насколько вы можете, и смиренно следуйте Его действованиям. Утишьте и удержите ваши чувства, мысли, волю и всякое само-действие. Это пресечение деятельности отнюдь не есть праздность. Да падут от соприсутствия Божия все человеческие образы и смыслы! Бог непостижим. Только веруйте, что Он соприсутствует вам! Это относится к вашему внутреннему устроению; если же вы сочетаете его со своими повседневными занятиями, то и всё внешнее будет у вас добрым и угодным Богу.

Видите, я хотел написать вам несколько строк, а получилось так много, и о столь важных истинах... Бог да откроет их нам и да введёт нас в них!

Книги, которые вы мне назвали, хороши; но только сейчас не читайте много. [...] Не рассеивайте себя чтением; читать нужно мало, и только то, что может способствовать внутрь-собиранию. [...] Итак, обращайтесь к Богу, приходите к Богу – но не ко мне; за мою душу помолитесь, а после сего забывайте меня и всё моё. Впредь, когда будете писать ко мне, не именуйте меня высокими словами, но просто вашим другом – каковым я и надеюсь оставаться по благодати Господа Иисуса Христа.

Мюльхайм, 11 февраля 1730 г.

(1, I, 96, в сокращении.)

https://bogoslov.ru/article/6169079?fbclid=IwAR0ILMcpLBPBn9IQJV93XOfZY4E7XrLAVBD3Xw0PgjbWjPA55Z5bZeH-1Xk