Мир между нами и мир в душе

Юрий Юрченко

Мир внешний, мир отношений — это двусторонний процесс, когда оба хотят мира и к нему стремятся. И если такого обоюдного стремления нет, то мира быть не может.

Я долго думал, почему призывы к миру, к молитве за мир, усиленная борьба за мир в Украине у меня вызывает скорее внутреннюю настороженность, чем радость и желание ее поддержать. Ведь умом я понимаю, что желание жить в мире – это нормальное желание нормального человека, а тем более христианина, которого Христос призывает не только к миру, но и к любви, и любви врагов своих.

И в итоге я понял, что у хорошего с виду призыва может быть два плана или два уровня действия.

Может быть один план — внешний, поверхностный, легко видимый, благостный и правильный, на первый взгляд, который сложно оспорить и не поддержать — мир, ну кто же против? – Все за. Нормальные люди хотят мира, хотят жить спокойно и достойно, никто не желает войны, но при этом она есть и не может утихнуть уже второй год. Явный вывод, который сразу же напрашивается и навязывается — если ты нормальный, а тем более верующий человек, то априори, ты должен быть на стороне, ратующей за мир. А если ты не на этой стороне, то ты, конечно, «ястреб войны».

При этом, может существовать и другой план — подспудный, который не виден и явно не озвучен — не акцентируется то, что обращение с призывом о мире направляется лишь к одной из сторон конфликта. Именно эта сторона, прежде всего, должна прекратить войну, перестать защищаться, сопротивляться и принять условия другой. А другая сторона здесь как бы и ни при чем, она вроде и не участник конфликта. Такой подход больше напоминает не призыв к миру, а призыв к капитуляции и отказу от защиты себя и своего дома. Тебя призывают сложить руки и спокойно наблюдать, как будут разорять твой дом, как будут гибнуть твои близкие, как без тебя и за тебя будут обустраивать твою страну. И это часто подается как «истинное христианское чувство».

Именно эта двуплановость и неискренность, которые проявляются в наличии видимого «хорошего» и невидимого выгодного, и не позволяют воспринимать такие призывы нормально и адекватно.

Я думаю, что мир в отношениях, это всегда процесс двусторонний. Обязательно в примирении должна присутствовать добрая воля с обеих сторон. Не может наступить перемирие, особенно во время войны, если одна из сторон продолжает стрелять. Поэтому перемирие продолжается до тех пор, пока нет активных действий с обеих сторон конфликта.

«Отже, мир мусить мати в собі те, що є дві сторони, які бажають робити добро одне одному. Це не є односторонньо, а дві сторони діють для взаємного добра» Кардинал Любомир Гузар

Примером такого обустройства можно взять Божий мир, в котором одним из действующих лиц является Сам Господь Бог, Который сотворил мир, послав Сына Своего чтобы спасти нас и примирить с Ним и друг с другом. И здесь мы видим, что есть две стороны отношений: Господь и мы, свободу решения которых Бог никогда не нарушает. Поэтому мир в отношениях с Богом строится только тогда, когда мы добровольно на это соглашаемся и добровольно Его принимаем.

Так же это работает и в отношениях между людьми. Я хочу с тобой жить в мире, а ты не хочешь, что я могу с этим поделать? — Да ничего. Могу только объективно понимать, что ты несешь потенциальную опасность.

Есть еще понятие «мир в душе», – однако, это понятие личное. Это понятие касается моего личного состояния, когда я строю отношения справедливо, честно, позитивно, когда не желаю зла, не несу обид и не думаю о мести. Я могу иметь такое внутреннее состояние души, и оно может проявляться в моем поведении. Такое состояние — результат упорной внутренней работы, обычно связанной с верой, и является интимным процессом.

Поэтому одно другому не мешает, и одно другого не исключает. Моя личная задача — стремиться обрести мир в душе, и если я христианин, то я обращаюсь ко Христу, прошу войти Его в мою ситуацию и разрешить ее наилучшим образом. А моя общая задача — проявить этот мир вовне, а в случае опасности защитить мой дом от нее: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» Ин. 15:13. И это не противоречит христианскому пониманию любви и мира.