НА РАЗЛОМЕ ЭПОХ – II

Юрий Сальтевский

ВЕРА

«Вера есть сфера свободы» (И. Киреевский)

В. М. Васнецов «Святые Руси» (Фрагмент)

Подражать Святым в вере

«Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мiр; и сия есть победа, победившая мiр, вера наша»

Апостол Павел дает нам свидетельство веры, как осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом: «Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое». Верою Авель получает свидетельство праведности, что он праведен, как и засвидетельствовал Бог о нем (Ев 11:4). Верою Енох переселен был так, что не видел смерти, и не стало его, потому что Бог переселил его (5). Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он весь мiр, и сделался наследником праведности по вере! (7). Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет (8). Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог (10). Верою и сама Сара (будучи неплодна) получила силу к рождению Исаака, «ибо знала, что верен Обещавший» (11). «Все сии умерли в вере, не получив обетований» (13), ибо знали, что их Отечество – в вечности; что Бог приготовит им вечные обители, истинные. Об этом свидетельствует и дух, живущий в них; ибо не бывает веры без духа.

Духом человек сообщается с вечностью; духом он открывает в ней Бога; духом он делает ее Родиной, продолжая жить на земле плотью. Плоть же не живет в вечности; и душа, не будучи одухотворенной, не получает бессмертия; только принявши законы Духа, и изменившись по ним, душа обретает бессмертие. Душа же падшая, оторванная от Духа и ставшая в падении плотью, – погибает. И потому культура ей никак не может помочь.

«Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления» (1 Кор 15:50)

Когда плотский человек стареет, когда у него нет духа, нет души, нет жизни, как страшно и горько наблюдать его смерть: нет мыслей, нет чувств – нет ничего живого, с чем можно было бы общаться: есть тление и смерть. Общаться с человеком можно, когда он жив, когда в нем есть жизнь: есть мысли, чувства, надежда. Когда в нем смерть – общаться в нем не с чем! Когда в человеке нет духа, когда душа мертва, и остается лишь тлеющая плоть, – с чем вы будете в нем общаться? Плоть разлагается, мысли теряются, память пропадает вместе с умирающей плотью. Когда в человеке смерть, общение с ним невозможно! Ибо нельзя общаться со смертью. Тогда уста его – открытый гроб; душа – разрытая могила, – и ничего уже человека не спасает: ни власть, ни богатство, ни жертвы за грех. И потому культура здесь ничем не может помочь, если у человека нет веры… Страшно не только то, что человек довел себя грехами до смерти; страшно то, что никогда после смерти он не увидит жизни, не увидит родных – ни в мире душевном, ни в вечности. Вечная смерть – это то, что ожидает его в могиле. Не космос, ни Бог, ни бессмертие навеки станут его «причалом», – а мокрая, холодная земля, придавленная мраморным надгробием. И все богатства, и власть, которых он так добивался при жизни, не смогут помочь ему больше ничем: «Ибо прах ты и в прах обратишься» (Быт 3:19).

ХРИСТИАНСТВО

«Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лук 12:32)

«Мы же, христиане, четко осознаем: живя в теле, мы обитаем в земной, земляной, бренной хижине, снедаемой смертью; но из нее, разрушенной, по мосту веры, простершемуся над пропастью смерти от земли до неба, мы душой переходим в наш бессмертный дом – вечный на небесах. Ибо во время жизни на земле мы строим свое вечное пристанище на небе, свою вечную обитель в нем. Живем мы здесь, а созидаем там; ходим здесь, но там проводим время. Ибо все, что в нас от Христа, от Его Евангелия в нас, – все это вечно, все встраивается в наш нетленный дом, который на небесах. Пока мы на земле, мы создаем себе в Небесном Царстве вечную обитель. Неустанно живущие на земле Христом, Его святынями, Его святыми таинствами, Его святыми добродетелями, ибо это они воздвигают для себя вечные чертоги в небесном мире. И таковы, прежде всего, Святые. Они и нас могут принять в свои вечные обители, когда мы обнищаем на земле. Из этих вечных обителей наших никакая злая сила не может нас изгнать, как не способна она и разорить эти чертоги в вечности. Ибо не достигает до них ничто злое, ничто смертное, ни сатанинское, ни разрушительное! Нам возвещается всеистинное слово Самой Истины: «Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе вместилища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается, и где моль не съедает. Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Лук 12:33-34). Мы люди, и сотворены с душой Христоподобной, дабы познали мы, что путь Христов – это наш путь, что жизнь Христова – наша жизнь, Христово Воскресение – наше воскресение, Христова вечность – это наша вечность, Христово, Царство Небесное – наше царство» (4). Царство же Божие обещает полное духовное единство всех людей, последовавших Христу; полное преодоление всех бед и трагедий, происшедших в мiре, и открывает светлый путь в бесконечность, где каждый человек реализует свою свободу в Духе – в вечности и бессмертии.

Свобода как Святость

«Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Ев 12:14)

Дух Святой – это Свобода, и тогда свобода реализуется в святости – в жизни без греха. Свобода в Святости приводит к победе, и жизнь побеждает в ней смерть: «Смерть! где твое жало? ад, где твоя победа?» (1 Кор 15:55). Дух, подчиняясь запросам плоти, теряет высоту и свободу, а с ними вечную жизнь и бессмертие. Свобода уходит с потерей Бога, Духа Святого в нас, как «И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими; потому что они плоть» (Быт 6:3). Плоть всегда ищет свободы внешней, свободы греху; дух же ищет свободы праведности. И как только дух погружается в плоть и ищет свободу плоти, он тут же теряет ее для себя, и становится рабом плоти. Пост освобождает дух от узурпации плоти, молитва же придает ему сил. Плоть – смертна, а дух – бессмертен, и потому человек, теряющий духа, теряет вместе с ним и бессмертие, становится смертным. Подчиняя же плоть духу, он, наоборот, делает ее бессмертной, обоженной и обновленной, обновляя ее обновлением Святым. В этом случае устанавливается верная иерархия в человеке, в которой он являет собой образ Божий, где плоть находится в подчинении духа. Плоть не являет нам образа Божия, если не имеет его в себе. Ибо: «Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные (1 Кор 15:48-49). Источник и начало его в Боге. Без Бога нет в человеке образа Божия, как и нет без него Человека. Только восстановлением связи человека с Богом, возрождается в нем и образ Божий; а с ним и порядок, открывающий путь в жизнь вечную. В этом порядке свободы, как и в Космосе, есть мир, благо и Правда как вечные спутники свободы. Именно к ней призывает Христос через познание истины, которая делает нас свободными: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными». Об этом же напоминает и Павел: «К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти» (Гал 5:13). Через Богообщение и Богопознание мы приходим к истинной свободе в вечности, из которой вышли грехом. И потому свобода эта никогда не перестанет. Ибо: «Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор 3:17).

Свобода как выбор

«У человека два крыла, чтобы взлететь к Богу – свобода и благодать» (Св. Максим Исповедник)

В Послании к Евреям Апостол Павел говорит о пути, который ведет нас к Богу: о братолюбии, страннолюбии, об отношениях в семье; о нестяжании и доверии Богу, ибо сказал Господь: «не оставлю тебя и не покину тебя» (Ев 13:1-5).  Через отказ от себя, как центра жизни, и перенесения этого центра на Бога и ближнего, есть разворот человека на путь Преображения и Совершенства, и служит вступлением проповеди Павла к последующим действиям христианина. Что это за действия, и на что они направлены? Они направлены на усовершенствование человека в Боге. Ибо преображение его в Боге есть «благоугодное Ему». Это – то, что нам нужно знать и в направлении чего нужно работать. Мы есть образ и подобие Божие, и Бог творит нас по Своему образу и подобию через веру в Иисуса Христа, Которого Он воздвиг нам из мертвых. Великий Пастырь поставлен нам Кровию завета вечного, Господь и Бог наш Иисус Христос, Который и «усовершит нас во всяком добром деле, к исполнению воли Его» (Ев 13:21). Без Христа, без веры в Него никакое усовершенствование человека невозможно! Поэтому путь, на который призывает нас Бог, возможен только во взаимодействии с Христом. Этот путь – одновременно есть путь любви и путь жертвы! И чтобы стать на него, от нас потребуется свободное произволение в возможности «принять или отвергнуть» то, что предлагает нам Бог. Этот выбор и есть ответ на призыв Божий, обращенный Им к свободному человеку: «Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие, избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор 30:19). Этот призыв действителен для нас и сейчас, и остается действительным до скончания века, ежечасно требуя от нас подтверждения нашего выбора: с Богом мы или без Него? Если мы сделали свой выбор: жизнь, то должны, став на этот путь, отвечать Богу только «Да». Это не значит, что мы не будем отступать от Бога, изменять Ему: падать и подниматься, – но это значит, что путь, на который мы стали, есть окончательный наш выбор, и путь наш – только вперед. Назад пути нет! Сзади нас ожидает только смерть. Перемена человека ветхого, живущего в одном мiре (земном), на человека Нового, живущего в двух мирах (земном и небесном), возможна только через дар веры, с которым ему дается и дар Святого Духа, делающего его сыном Божиими по благодати. В жертву Новому человеку приносится старый; и все, что происходит внутри человека действием благодати в нем, осуществляется по воле Божией через веру в Иисуса Христа. Переход этот из мiра земного в мир небесный возможен только для детей Божиих, ибо Родина их – Христос! Родина их – вечность! Родина их – Царство Небесное и Слава Его, с которыми они связаны Духом благодати, пребывающем в них.

 

ЛЮБОВЬ

Любовь как выражение свободы

«Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Ин 3:16)

Когда мы отвечаем на призыв Божий верой, мы оставляем все ветхое ради принятия Нового, Вечного, Святого, ради раскрытия в нас образа и подобия Божия, – и если не принимаем его, остаемся с мiром, который во зле лежит, и которому должно прейти по возрастанию человека в вечность. Этот переход человека в вечность не возможен для людей плотских, у которых нет любви. Ибо у рожденных от Бога она есть, и является отличительным качеством их отношений с Богом и друг с другом. Ею они соединяются с Богом, Ею уподобляются Ему. Ею они возрастают в Нем, и ею достигают Царства. Именно любовь детей Божиих к Богу и отличает их от детей мiра сего. Кто не любит Бога и ближнего своего, тот и не может быть Христианином, сыном Божиим, ибо сказано: «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь». Поэтому Святость – это не только свобода в Боге, но и, прежде всего, любовь к Нему! «Посему-то узнаем духа истины и духа заблуждения» (1 Ин 4:6). «Ибо всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мiре» (1 Ин 4:3).

«Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Ин 5:12)

Питер Пауль Рубенс и Антонис Ван Дейк «Пир у Симона Фарисея». Фландрия, 1618-1620

Любовь как источник жизни

Мы – малое стадо, в котором сохранилась вера, подающая нам надежду на раскрытие в нас любви. Фарисеи и законники считали, что они служат Богу по закону, и презирали грешников, живущих не по закону, а по любви (Мария). Христос же поставил акцент на любви, которой бывшая блудница превзошла книжников и фарисеев, и оказалась выше их праведности перед судом Христовым: «И обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования мне не дал; а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит» (Лук 7:44-47). Ибо падшая любовь может подняться и возвыситься, сменив вектор своего желания к Богу. Отсутствие же любви ничем восполнить нельзя, ибо она есть дар Божий, который за деньги не продается: «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мiр единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! Если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел: если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем мiру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин 4:9-16).

Каждому по вере – от каждого по любви

Наемник получает плату за свой труд, а не за свою любовь к Богу. Он служит Богу за деньги; за земное благополучие и комфорт; и, как не странно, на большее не претендует. Он и не собирается являть Христа мiру через жертву уподобления Ему; и Христос от него этого не требует, ибо знает, что любовь Божия не продается за деньги, а являет себя в свободе и жертве. Именно жертва, принесенная в свободе во имя любви, отличает детей Божиих от детей мiра. Христос, как и Павел, называет их братьями, ибо они сыны Божии по действию благодати в них. Рабов и наемников Бог так не называет, и требует от них не любви, а служения: «Блаженны рабы те, которых господин, пришед, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и подходя станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те. Вы знаете, что, если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой: будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Тогда сказал Ему Петр: Господи! к нам ли притчу сию говоришь, или ко всем? Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба? Блажен раб тот, которого господин его, пришед, найдет поступающим так; истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот скажет в сердце своем: «не скоро придет господин мой», и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук 12:37-48).

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Об ответственности Христианина вырастать в Боге

«Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его» (1 Ин 2:28)

«Итак сказал: некоторый человек высокого рода отправлялся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство и возвратиться; призвав же десять рабов своих, дал им десять мин и сказал им: употребляйте их в оборот, пока я возвращусь. Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, сказав: не хотим, чтобы он царствовал над нами. И когда возвратился, получив царство, велел призвать к себе рабов тех, которым дал серебро, чтобы узнать, кто что приобрел. Пришел первый и сказал: господин! мина твоя принесла десять мин. И сказал ему: хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов. Пришел второй и сказал: господин! мина твоя принесла пять мин. Сказал и этому: и ты будь над пятью городами. Пришел третий и сказал: господин! вот твоя мина, которую я хранил, завернув в платок, ибо я боялся тебя, потому что ты человек жестокий: берешь, чего не клал, и жнешь, чего не сеял. Господин сказал ему: твоими устами буду судить тебя, лукавый раб! ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял; для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я, придя, получил его с прибылью? И сказал предстоящим: возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин. И сказали ему: господин! у него есть десять мин. Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною» (Лук 19:12-27).

Кто есть кто?

Осуществление призвания есть результат нашей свободы

От каждого из нас потребуется плод! И тогда каждый сможет увидеть, кто есть кто, и каков он в звании, в которое призвал его Бог: кто сын, кто наемник, кто раб, а кто враг Божий. Есть рабы добрые, и есть лукавые; и среди наемников есть разные работники: есть добрые и есть завистливые; и не все дети Божии устоят в звании своем. Христос всех пришел спасти из мiра: и добрых, и злых, и рабов, и детей Божиих, и наемников: «И когда приблизился Он к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих» (Лук 19:41-42). К миру служит изменение жизни по Христу: стать на путь Христа, а не разбойников: «И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих, говоря им: написано: дом Мой есть дом молитвы, а вы сделали его вертепом разбойников» (Лук 19:45-46). Весь мiр сегодня – «вертеп разбойников». Жадность и обогащение – главный принцип их жизни. А это значит, что Правда из мiра ушла, как ушли из него любовь и вера, за что: «придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (43-44). Христос связывает нравственное падение народа с его дальнейшей судьбой, которую Он и оплакивает, глядя на Иерусалим; но ничего не может сделать для народа, не принимающего слова Его. Народ обречен на смерть, если не воспримет жизни – Христа, о Ком и сказал Бог: «Избери жизнь, чтобы жил ты и потомство твое». Христос сделал все, чтобы спасти человека от смерти: отдал жизнь Свою за него; но человек не принял Жертвы Его и остался в грехах своих доныне! А потому обрек и себя, и город свой и страну на погибель, ибо сказал Господь: «Если не уверуете, что это Я, все погибните!». Люди, вместо того, чтобы принять Христа и изменить жизнь свою по Христу, предали Его на распятие; потребовав себе Варавву – разбойника, за которым слепо следуют всю историю человечества. Ибо с тех пор как был принят Варавва, а Христос, бывши бит, предан на распятие, вся мировая история проходит в бунтах и революциях, войнах и грабежах, несущих страшный ущерб человечеству, миру и всей жизни. Человек все время разрушает то, что сам же и создает, управляясь страхом, который у него не от Бога. «Весь народ слушал Его», но авторитетом для него были вожди его, ненавидевшие Его – руководители народа. Страх перед злом, насилием, властью завоевателей заставлял их искать повод к обвинению Христа и преданию Его смерти: «Первосвященники же и книжники и старейшины народа искали погубить Его». Страх победил доверие и в народе: победил в нем веру, любовь, надежду и оставил его жить во зле доныне. И только те из народа, кто принял Христа, приняли вместе с Ним и путь Жизни, желая осуществить призвание, которым они и призваны.

Таково свойство веры, отличающее ее от культуры, пытающейся осуществиться вне нее. Культурный и образованный человек вне веры остается ветхим человеком, земным, не достигающим порядка свободы, которого с верой достигает Христианин; ибо не имеет в себе стержня веры, связующего его с Богом и вечностью.

НЕОЯЗЫЧЕСТВО

«И заповедал Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт 2:16-17)

Несмотря на то, что Европейская культура была когда-то на высоте Возрождения, сегодня она снова ниспала в язычество, в котором Бог с человеком разделен. Культура сегодня – это вершина ветхого человека: его мораль, воспитание, творчество – тот предел, которого может достигнуть человек без Бога. Но культура не есть предел Человека; она лишь есть предел ветхого человека, находящегося под воздействием внешнего закона, не питаемого больше верой. И если человек оставляет Бога, он оставляет и завет, полученный от Бога, – а значит, и культуру, призванную являть плоды его отношений с Богом, ибо культура без веры мертва. Мiр без веры начинает терять смысл, а все, что теряет смысл, подлежит уничтожению. Ибо сказал Господь: «Вся слава и широта дана была вам, и исполнилось, что написано: «он ел и пил, разжирел и растолстел, и сделался непокорен возлюбленный» (Вт 32:15). А отсюда ревность и зависть, вражда и раздор, гонение и возмущение, война и плен. Таким образом, люди бесчестные восстали против почтенных, бесславные против славных, глупые против разумных, молодые против старших. Поэтому удалились правда и мир, – так как всякий оставил страх Божий, сделался туп в вере Его, не ходит по правилам заповедей Его, и не ведет жизни, достойной Христа, но каждый последовал злым своим похотям, допустив снова беззаконную и нечестивую зависть, через которую и смерть вошла в мiр» (Св. Климент Еп. Римский к Коринфянам послание 1:3). Чем ниже падает человек, чем дальше он удаляется от Бога, тем меньше имеет возможность услышать Его, и тем труднее Богу помочь ему.

Рай без Бога

Дом, построенный на песке

«Два великие преступления сделал этот народ: Меня, источник живой, оставили и ископали себе колодези сокрушенные» (Иер 2:13)

Европа давно живет идеалами гуманизма, а это значит, что от целей Христианства она отказалась. А цель Христианства – Церковь, Тело Христово, где обоженная личность становится частью его, живя в союзе любви и мира со всеми остальными ее членами и, прежде всего, с Христом. Культура Запада давно стала секулярной – свободной от веры, а потому так же не способной к росту, как и все Европейское общество: человеку некуда дальше расти, если он не есть образ Божий, и не к чему дальше стремиться. И что еще важно, некому стать на его защиту, если Бога с ним нет, и все человеку позволено. То, что достигнуто Европой сегодня, – это рай без Бога, сытое мещанское царство, которое уже сейчас начинает сотрясаться далеко не гуманными переселенцами с Востока. И то, что гуманизм – не Христианство, она очень скоро поймет. Ибо гуманизм хорош, пока нет врага, пока нет внутренней и внешней опасности, пока дьявол отдыхает. Но когда он возвращается в тот дом, откуда исшел, «и пришед, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и вошедши живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф 12:43-45). А потому свято место пусто не бывает. И если из него уходит Бог, – в него обязательно входит дьявол, – и это лишь дело времени и обстоятельств.

Неофашизм

Фашизм возник на развалинах Христианства, когда, по заявлению Европейских мыслителей, «Бог умер»

Есть культура не Христианская, и это не признак добра. Разная культура имеет разное содержание. Культура есть сотворенное, а вера – живая, действенная, действующая любовью. Вера есть жизнь; и жизнь – это вера! Есть демоны высочайшей культуры и неземной образованности, утонченные до лоска; и есть совершенно отвратительные бесы, готовые вселяться в свиней. Есть тьма, и есть Свет; князь тьмы, и Князь Света. И у тьмы есть своя иерархия: каков князь, таковы и служители его. Вспомните, какой культурой обладали высшие офицеры Третьего рейха, многие из которых были аристократами! Но они же создавали и газовые камеры, и лагеря смерти, и потому их утонченность в культуре не мешала им миллионами уничтожать людей. Тогда эти культурные люди Европы, слушавшие Моцарта и игравшие на скрипке, совершали злодеяния на расовой почве, считая одних людей недостойней других. Они сами судили: кому жить, а кому умирать, и ни на день не прекращали убийств. А потому преклоняться перед «культурой», – это вовсе не значит, преклоняться перед Добром! «Все это дам Тебе, если, падши, поклонишься мне» (Мф 4:9). – Так говорил сатана Христу, искушая Его в пустыне. Не думайте, что Его искушал малокультурный и необразованный демон. Он во всем совершенен, кроме Добра! Ибо содержание его при всей его неземной культуре есть зло. И потому он есть антихрист – противоположный Христу. И только присутствие в мiре Христа не дает проявиться ему в полной мере.

Илья Глазунов «Христос и Антихрист»

Смерть вошла в мiр

Взрыв в Лондонском метро; теракты во Франции: в Парижских кафе, у стадиона «Стад де Франс» в пригороде Парижа; расстрел людей в концертном зале «Батаклан»; погибшие в центре Берлина; на набережной Ниццы, в Стокгольме, Лондоне, Брюсселе, взрыв в метро Санкт-Петербурга… Руан, Париж, Брюссель, Лондон… – сколько еще трагических мест и событий, всколыхнувших современный мiр угрозой смерти, не говоря о войнах на юго-востоке Украины и в Сирии! Каждый день новости со смертью. В лагере Одессы сгорели три девочки (8, 9 и 12 лет). На следующий день мать с тремя детьми сгорела в Запорожье. В Харькове 20-летняя студентка насмерть сбивает на «Лексусе» шестерых человек. Все эти события указывают на непрочность мiра, на его уязвимость, на зыбкость человеческой жизни в нем, зависящей от случая и обстоятельств. Ведь эти события могли произойти и в других местах с другими жертвами, при других обстоятельствах, – и защиты ни от кого нет! Мiр начинает выпадать из того порядка, в котором он прежде существовал. Заканчивается старая эпоха Просвещенного гуманизма, и начинается новая эпоха Христа, которая требует от нас веры, чтобы не погибнуть со всеми. Ибо сказал Господь: «Если не покаетесь – все так же погибнете» (Лук 13:5).

Теракт в Париже, в баре Le Carillon по улице Алибер 18, 13 ноября 2015 года

Покаяние равно смерти

«Если не покаетесь, все так же погибнете» (Лук 13:5)

Покаяние и смерть Бог ставит на один уровень по значению. То есть, покаяние – столь же значимо для человека, как и смерть. Можно не покаяться – и умереть. А можно покаяться – и остаться в живых! Поэтому покаяние – это не просто слова о грехе и прощении; это поворот от рабства к свободе, от зла к добру, от смерти к бессмертию; это перемена жизни грешной на жизнь праведную; и временной – на вечную. И если такого обращения нет, то за грех будет смерть: «все так же погибнете». Не могут войти в жизнь вечную люди, не избавившиеся от греха; и не могут избавиться от греха без веры в то, что Христос есть Сын Божий, – Бог, пришедший во плоти: «Потому Я и сказал вам, что вы умрете в грехах ваших: ибо, если не уверуете, что это Я, то умрете в грехах ваших» (Ин 8:24).

Культура без веры не спасает

Здесь Иисус указывает на конкретную причину бедствий: это – нравственное состояние общества, которое скатилось до крайне низкого предела: земля полна грехами, беременна злом, местами прорывающимся наружу. И если ситуацию не изменить, если не обратиться к вере и не получить в ней защиту, культура никого не спасет, ибо не имеет в себе, чем противостать мiру. Духовность, чтобы она росла, и чтобы мы ею вырастали, должна быть вручена Христу. Без Него она вырастать не будет, и дух в нас иссякнет! Культура без духовности – это скорлупа без яйца, внешняя видимость, не более того, причем видимость извращенная. При любой внешней атаке эта извращенность не устоит. Всякий порядок, который не на «камне» утвержден, не устоит в годину испытаний. Камень этот есть вера наша!

Время испытаний пришло!

Ибо сказал Господь: «Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух, и двое против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей. Сказал же и народу: когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: «дождь будет»; и бывает так; и когда дует южный ветер, говорите: «зной будет»; и бывает. Лицемеры! Лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете? Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?» (Лук 12:49-57).

Жить верой

Остаться без Христа – это трагедия мiра, трагедия Европы, – и это очень важно понимать. Это остаться не только без цели, не только без света, Просвещения, но и без защиты! Как будет происходить становление человека, если впереди ничего нет? Чем будет наполняться жизнь его, если нет высших ценностей – вечных? Чем будет покрываться его нравственный подвиг, если нет вечности и бессмертия? Гуманизм есть предел человека – человечность, которую тоже нужно питать Духом. Христианство есть раскрытие человека, выход за пределы мiра в Царство Добра и света, истины и любви. Если человек не переступит предела вверх, он обязательно переступит его вниз – в бездну! Он не сможет долго оставаться в состоянии стагнации. В духовности человек перерастает свои пределы, как в сторону возвышения (возрастания), так и в сторону падения, смерти. Вверх он стремится к Богочеловеку, вниз – к человеку-зверю; к образу Божию или к образу звериному. И если мы хотим вырастать в Боге, нам нужно стремиться сегодня не к Европейским ценностям, а к Христианским идеалам, ибо мы генетически устроены так, что живем не культурой, а верою: «Язычество, а не Израиль, строит культуру и прозревает в ней религиозный смысл» (8). Если бы Бог хотел спасти мiр культурой, Он оставил бы нам культуру; но Он дал нам веру, чтобы мы спаслись ею.

ПРИЗВАНИЕ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Святой равноапостольный князь Владимир Великий

«Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь твердо сохраним до конца» (Ев 3:14)

Помнить о призвании

Мы несем в себе идеалы веры, которые приняли в купели Днепра верою Святого князя Владимира. Ими мы хвалимся, и ими растем; и в них полагаем упование и надежду: «О чудо! Дивно все это: сколько добра он сделал Русской земле, окрестив ее и подняв ее к Богу. Мы же, будучи Христианами, должны воздавать ему почести за то, что он дал нам. Ибо, если бы он не окрестил нас, то и поныне пребывали бы мы в плену дьявольском, и, как прародители наши, поддавшись обману его, погибли бы... Он есть Новый Константин великого Рима, что, окрестившись сам, и людей своих окрестил, – и этот то же сотворил, подобно ему. Если прежде пребывал он в язычестве, скверной похоти себе жаждучи, то потом с тем же рвением обратился к покаянию. Как и говорит Апостол Павел: «Где умножился грех, там стала преизобиловать благодать». Так и русский народ от греха может обратиться к покаянию» (Русская летопись). А потому негоже, вырвавшись однажды из «плена», снова попадать в него забвением своей веры и призвания. Ибо только через веру и подражание святым, можно осуществить призвание, и народ свой соделать великим: «Наше призвание – «облечь земное в небесное», то есть, все наше людское, человеческое облечь в Христово, в Богочеловеческое, в Божественное» (5). А потому будущее человечества не за культурой с ее Европейскими ценностями, а за верой, приводящей нас к Богу – к идеалам вечным и истинным. Культура лишь обрамляет ценности веры, вера же выражает суть их, ибо сказано: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33).

НАДЕЖДА

Осуществить призвание!

«Претерпевший же до конца спасется» (Мф 24:13)

И раз уж предки наши приняли Христианство, откликнувшись на призыв Божий верой, – мы обязаны его осуществить, и сами в нем осуществиться как народ Божий; а значит, должны пройти исторический путь становления своего до конца, без чего осуществление призвания невозможно. Можно сойти с пути, пристать к другим народам, которые не понесли столь высокого назначения в истории и отказались от Креста ради «мирного» существования в культуре; но если мы откажемся от веры и не исполним призвания своего, мы никогда не осуществимся как народ. Мы так и не найдем «свой порт», уготованный нам Христом. В этот «порт» призванные входят надеждой: «Ведь только здесь наступает свобода для нашего человеческого сердца, для нашего человеческого ума, для нашего человеческого существа; и наши мысли имеют пред собой Божественную безграничность и вечность, равно как и наши чувства, и наша душа, и наша совесть, и наша свобода. Наша свобода – в бесконечном богоуподоблении, в уподоблении Христу. Перед нами вечно как идеал и пример – Образ Владыки и Господа нашего Иисуса Христа; и мы преображаемся в тот же образ. Наша конечная цель: во-образовать в себе образ Христов – сообразоваться Христу, войти в подобие Христова образа, уподобиться Христу. Еще прежде сотворения мира, в Своей предвечности, Бог предопределил людям быть подобными образу Сына Своего. Для этого им и преподано Евангелие. Это наше преображение – подвиг долгий и непрестанный, ибо в Богочеловеке Христе – все Божественные совершенства, которых нам нужно достигнуть. Ибо призваны мы возрастать в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф 4:13). И на этом пути мы постоянно преображаемся от славы в славу, как от Господня Духа (2 Кор 3:18). Ведь Дух Господень, Дух Святой и наставляет нас и вводит нас, и вводит во все Христовы совершенства. Им, только Им, люди становятся подобными Христу и достигают цели своего бытия и на земле, и на небе» (1-6 Преп. Иустин Попович). «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Ев 12:1-2).

«Лишь в Христианстве нам даны неистощимые источники Святого Духа, и вместе с тем возможность хранения их чистоты» (7-9 Г. Федотов)

В. М. Васнецов «Святые Руси»

ЛЮБОВЬ

«Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти» (1 Ин 3:14)

«Ты, Владыко Вседержитель, создал все Имени Твоего ради, пищу и питие дал человекам в наслаждение, чтобы благодарили Тебя. Нам же Ты даровал духовную пищу и питие и жизнь вечную через Иисуса, Отрока Твоего. Прежде всего благодарим Тебя, ибо Ты силен. Тебе слава вовеки. Помни, Господи, Церковь Твою, чтобы избавить Ее от всякого лукавого, и усовершить Ее в любви Твоей, и собери Ее от четырех ветров освященную, в Царствие Твое, которое Ты уготовал Ей. Ибо Твоя есть сила и слава вовеки. Да приидет благодать и да прейдет мiр сей. Осанна Богу Давидову. Если кто свят, да приходит. Если кто не свят, да кается. Маранафа. Аминь» (Учение двенадцати Апостолов 10:3-6).