УКРАИНА НА РАЗЛОМЕ ЭПОХ Часть I

ПОИСК ПУТЕЙ

«Шествие нации и всего человечества к жизни в идеале невозможно без некоторого «сотрясения сознания», которое решительно изменило бы «ось мышления людей» Джузеппе Мадзини

ИДЕАЛЫ И ЦЕННОСТИ

События, которые происходят сегодня в Украине и в міре, помогают людям осознать себя и окружающих, как носителей определенных ценностей: социальных, национальных, религиозных – и разобраться в них: разобраться в себе самих, в людях, которые этими ценностями живут, в путях, которыми они их приобретают, и плодах, которые совместно приносят. Что служит ценностью для человека, как соотносит он с ними свою жизнь? Как ценности влияют на людей, как они меняют их, во что превращают, и к чему ведут? Как люди в свою очередь влияют на идеалы и ценности, которые они приняли в свою жизнь, и какие ценности являются действительно истинными?

Другими словами, какие плоды приносят люди, соединяясь с теми или другими идеалами и ценностями?

Мы воспринимаем ценности через людей, которые этими ценностями живут. Мы не можем воспринимать их абстрактно – оторвано от людей. Мы, например, не понимали бы Христианства, если бы не знали Христа, явившего нам его идеалы и ценности. Благодаря Ему Христианство стало нашей религией. Усвоенное апостолами, а затем их последователями, Христианство распространилось по всему міру и стало мировой религией. Это произошло потому, что идеалы и ценности Христианства близки душе каждого человека, сотворенного по образу и подобию Божию. Идеал любви, правды и веры – Христос: конкретное их воплощение. В Нем они получили абсолютное свое выражение. Никто не может явить большей любви, правды и веры, чем явил их Христос. Но и утверждающий эти ценности в своей жизни, человек приближается к Идеалу Христа. Идеал, к которому обращается личность, питает ее духом ценностей, которые он содержит. В свою очередь, личность утверждает свой идеал тем, что вносит в мір его ценности, в данном случае ценности Христианства. Ценности любви, правды, добра, мира не живут вне личности; они живут в личности, и становятся явными через личность и благодаря личности. Мы признаем, как базовые, верховные ценности, объединяющие людей в своем Творце и Создателе как единственно верные и нерушимые за всю историю сотворенного человечества. Бог-Троица есть высший Идеал и высшая Ценность во вселенной, и по Его образу создан человек. Всякие другие ценности – человеческие, и стоят ниже божественных, ибо не касаются глубин человеческой жизни и ее истории. Имеется в виду не внешняя история расколов, заговоров и войн, а история человеческой души, формируемой множеством разных поколений, способных осуществлять единство ее со всеми людьми и всем миром. Благодаря Христианству все люди на земле – братья, ибо через Христа они принадлежат к единой Церкви Христовой. Когда человек обращается к другим ценностям, не исходящим от верховных, это единство нарушается, и люди начинают делиться в соответствии с ценностями не настоящими, не живыми и не спасающими человека от смерти. Ценности, взятые человеком из міра, – не спасительны для человека, ибо они, как и сам человек, – смертны. Те «ценности», которые входят в конфликт с верховными ценностями, ради которых перечеркиваются принципы человечности: «не убий», «не укради», «не пожелай» – являются ложными, и не имеют права так называться. Все, что противоречит идеалам добра, правды, любви и справедливости в их Церковном осмыслении, не может быть ценностью или, как называют их на языке Церкви, добродетелью.

ИДЕИ

«Главное в человеке — это не ум, а то, что им управляет: характер, сердце, добрые чувства, передовые идеи» Ф. Достоевский

Самая высокая идея есть идея Бога. Эта идея объединяет весь мир, поскольку Бог един. Как только начинается снижение идеи – начинается ее дробление: появляется множество мелких идей, разделяющих общество на части. Где начинается дробление, там начинается противодействие, где каждая часть претендует быть целым, с амбициями замещения собой целого. Где начинается противодействие – там начинается вражда, ибо каждая часть желает отстоять себя, чтобы быть целым. Поэтому искать единства вне Бога и ниже Бога – бессмысленно. Чем ниже опускается общество – тем ниже его идеалы, тем грубей его нравы, тем приземленнее жизнь. Чем ниже падение – тем больше дробление, тем раскаленнее споры, ведущие к расколам и войнам. Самая дикая борьба происходит внизу, в природной части общества, где идет безбожная борьба идей, где идеи навязываются лестью и силою. С такой же силою оказывается и сопротивление этим идеям. Таким образом, свобода, устремленная вниз, ведет к результату совершенно противоположному: к ссорам, войнам и разделениям: «Свобода, если рассматривать ее в политическом аспекте, прежде всего понятие нравственного, внутриполитического порядка. Народ, который внутренне не свободен и не отвечает за самого себя, не заслуживает внешней свободы; он не имеет права говорить о свободе, а если и произносит это звучное слово, то вкладывает в него ложный смысл. Немецкое понятие свободы всегда было направлено против внешнего міра. Под этим словом разумелось право быть немцем, только немцем и больше ничем; в нем выражался протест эгоцентриста, который противился всему, что ограничивало, обуздывало народнический эгоизм, укрощало его и заставляло служить общественным интересам, человечеству» Томас Манн.

Пауль Томас Манн 1875 – 1955, писатель-антифашист, лауреат Нобелевской премии по литературе

СЛЕПОТА

Если какая-нибудь нация делает себя особенной и противопоставляет себя другим, и эту идеологию внедряют со школы, народ ее  не будет счастливым, потому что не научен любить всех людей; а без любви люди не могут быть счастливы.

Когда мои друзья отворачиваются от меня при встрече, я понимаю, что они хотят жить без меня, без нас, без таких, как  мы. Они действительно верят, что без нас им будет лучше. Они хотят, чтобы нас не было, потому что мы не видим добра в том, в чем видят они, а они не хотят видеть добра в том, в чем видим мы. Мы одинаково воспринимаем добро и зло, но видим их по-разному и в разном. То, что одним кажется добрым, – другим кажется злым, и если каждый начинает отстаивать свое видение, возникают споры, в которых нет уже места для доброго и мудрого, ибо все доброе остается внизу, на глубине: в тишине и свете, – если хотите, во Христе.

«Добро – это все то, что служит жизни; зло – все то, что служит смерти» Эрих Фромм

Не нужно думать, что чья-то правда – правая, а чья-то – нет; чья-то позиция верная, а чья-то неверная. Любая позиция, которая провоцирует зло, агрессию, ненависть не может быть правой и верною. Нет никакого оправдания растущему в міре злу. Как быстро кажущаяся справедливость захватывает людей, как быстро разделяет их друг с другом, как быстро делает врагами недавно бывших еще друзей. Как быстро раскалывает хрупкий мир и ставит его на грань катастрофы. Зло нарастает мгновенно, как снежный ком, катящийся в пропасть, вдавливая в себя правых и виноватых. И если не оставить зло и не обратиться к Добру, то не останется никого из живущих. Если народ утвержден в вере, его нельзя поколебать политикой. Если он удален от веры, его поколебать легко. Если же он ищет опору в политике, он становится «волной, колеблемой ветром»: куда дует ветер, туда катится и волна, и с шумом разбивается о скалы. Политикой в области примирения ничего нельзя добиться. Нужно обращаться к совести, нравственности, вере, – другими словами, к личности. Индивидуальность в политике – без совести, без нравственности и веры сегодня немыслима. Сегодня в политике нет совести, нет нравственности, нет веры – в ней есть политический и экономический расчет, личная или национальная выгода, личный или олигархический интерес, требующие от ее представителей наглости, лжи и практичности. Поэтому рассчитывать на людей корыстных, практичных и наглых – это все равно, что опираться рукой на острый посох, который «проткнет руку опирающимся на него».

Главное разделение народа произошло не по ценностям национальным, социальным и прочим, а на приверженцев добра и приверженцев зла, на живых и мертвых, на людей с чуткой, отзывчивой душой и на людей жестоковыйных, у которых нет души, – это начало разделения людей по принципу нравственному – по главному и последнему принципу разделения.

СУМАСШЕСТВИЕ

 «Я пришел, чтобы собрать вас воедино, как птица, под свои крылья, – говорит Господь, – и вы не захотели». А сатана лишь пальцем поманил, и вы бросились к нему, оставив все, что было ценного у вас в жизни; все ринулись на войну, забыв о братстве, верности, дружбе, забыв о мире и любви. Как легко сатане, оказалось, соблазнить вас, давая пищу вашим грехам. Действительно: «где тонко, там и рвется», – и ваша дружба, которой вы дорожили, и которая, казалось, так тесно связывала вас, не выдержала нынче испытаний. Страницы Facebook пестрят повсюду вашими сообщениями, военными картинками и взаимными обвинениями. У каждого много друзей, но если всех усадить за один стол, – не высидят вместе и часа, – разбегутся, потому что сатана вошел в них, и смотрят теперь друг на друга уже не своими, а его глазами. Забыто все доброе, что составляло вашу общую жизнь, и чем богата была ваша дружба. Все добрые отношения оставлены ради ваших амбиций и чуждых интересов. Вы оказались в вакууме, разделенные чьей-то злой и лукавой волей, с которой все согласились и приняли как свою:  «Ему грезилось в болезни, будто весь мір осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной  моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать» (Ф. Достоевский «Преступление и наказание»).

АГРЕССИЯ

«Ты гляди, как народ разделили, гады! Будто с плугом проехались: один – в одну сторону, другой – в другую, как под лемешом. Чертова жизня, и время страшное! Один другого уж не угадывает» М. Шолохов «Тихий Дон»

Нет больше радости, нет правды, нет веры, надежды, любви, нет больше доверительных и добрых отношений. Мы выпали из Царства Добра в дикое поле злобы, где нет уже ни брата, ни ближнего, нет теплых и дружеских отношений, которыми мы все жили прежде. Теперь друг друга люди не знают или не узнают, и в каждом видят врага, в ком прежде видели друга, поэтому так просто берутся за оружие и идут убивать друг друга, отбирая жизни чужие в обмен на свои. Жизнь, лишенная человечности, что проявлялась в любви и дружбе, не представляет для нас более ценности, а значит, может ее и не быть: «Вижу человека, как дерево», – и, как с деревом, с ним поступаю: «Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, – но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались» (Ф. Достоевский «Преступление и наказание»).

ГЛУПОСТЬ

«Наиболее вероятный конец человечества – воинствующая глупость. Человечество погибнет от своей глупости» (А. Зиновьев «Фактор понимания»).

Мы кормим войну своим невежеством, агрессией и неправдой. Зло питается нами, втягивая нас в какой-то адский круговорот, потому что мы дали ему себя разрушить. Зло прикрывается справедливостью, и ложь надевает маску правды, чтобы нас соблазнить и рассорить; но как злом не достигают добра, так и войной не достигают мира. Мир достигается лишь прекращением войны, которая – в умах и сердцах наших.

«Когда тебе помочь способна ложь, готов я подтвердить ее как правду» (В. Шекспир «Король Генрих 4-й»)

Когда нечем подкрепить позицию, люди начинают верить лжи, верить ей сознательно, потому, что позиция рухнет, если ее ничем не подкреплять. И потому, если нет настоящих успехов, нет правды для подкрепления позиции, – за правду сознательно выдается ложь. Человек сознательно верит лжи и лжет ближнему, чтобы не уронить себя в его глазах. Весь этот процесс наносит страшный ущерб лично лгущему человеку и обществу, ибо разрушается смысловое поле, и общение становится невозможным, потому что оно обессмысливается ложью. О чем говорить, если никто ни во что не верит? Как говорить с человеком, который ради оправдания себя лжет, который пренебрег правдой, пренебрег доверием, и остался на своей позиции с теми, кто охотно верит лжи? Вот что происходит с людьми, когда отстаиваются ложные ценности, отстаиваются не честно, унизительно, защищая которые нужно что-то придумывать, лгать, лицемерить, разрушая при этом не только свою собственную личность, но и отношения в обществе, в котором живешь. И потому такое общество не устоит, ибо, как ни странно кому-то покажется, но вся сила – в Правде.

«Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф 7:24-27).

Дом, в который вошла политика, не устоял. – Почему? Потому что основание его не было прочным: «построен на песке», то есть, ценности, идеалы его – не настоящие, фальшивые, приземленные. Если бы он стоял на камне, на твердом основании веры, он не упал бы. Политика и все политическое устройство – непрочно, и являет собою низший порядок общественного устройства; а нравственность – это высший порядок. Дом потому и упал, что основание искал в нижнем порядке, а не в вышнем – в сфере политики, а не в сфере нравственности. Если бы живущие в Доме люди служили идеалам Добра, Правды, Справедливости – трагедии не стало бы: он не упал бы никогда. Но поскольку служили ценностям не вечным, преходящим, внешним, оттого не выдержали стены испытания – и Дом рухнул. И падение его было великое.

Если бы народ жил глубинным основанием жизни, которым является вера, его никто не смог бы обмануть, никто не смог бы разделить, никто не смог бы рассорить. Но этого основания не было, и в этом вся проблема сегодняшнего развала: взаимоотчуждения, замкнутости, расчеловечивания. Выбраться из той низины, той грязи, в которую народы вовлекли политики, – значит, преодолеть разлом, сохранить в себе человечность, выжить в условиях нравственной катастрофы.

Политика – это не та сфера, которая может существовать самостоятельно. Если она не выражает идеалов народа, не опирается на его историю, веру, культуру – она становится скорлупой без яйца, являющая саму себя – показную сторону его, некую форму без содержания. Вред от такой политики – огромный, потому что ею обманывают людей, обещая им все, ничего за душой не имея. Это – служанка, которая возомнила себя госпожой, и стала указывать всем, что надобно делать в Доме: в сфере веры, культуры, науки, – не имея представления ни о чем, и ни к чему не имея способностей.

Если бы не было политиков, как хорошо жили бы люди. Вся раздутая вражда исходит от политиков. Политические элиты Украины, России, Европы не отражают жизни своих народов, не живут верой народа и не знают устремлений его. Пример тому – голосование на Евровидении - 2016, что убедительно подчеркнуло: «Нет враждующих народов, а есть враждующие правительства», и политизация жизни ведет ее к распаду и краху.

Нельзя Украину, Россию и Европу рассматривать с точки зрения политики – и только политики: в этом поле нас все разъединяет. Нужно смотреть в глубину: в веру, культуру, историю – в душу народа, наконец, и в них находить основание для единства. Если бы мы действительно верили, любили, прощали, враг никогда не смог бы нас разъединить. Но поскольку вера в нас внешняя, формальная, – оторванная от Крещального корня, то мы становимся похожими на волну, гонимую ветром: куда подует ветер – туда мы и летим, а, вернее сказать, падаем.

Ничто не устойчиво в міре с точки зрения вечности: ни народность, ни культура, ни, тем более, политика. Единственное, что нас спасает, – это наша вера в Бога и любовь к нам Богородицы.

Каждый видит и любит свою Украину по-своему: одни в дружбе с Россией, другие – с Европой, третьи видят ее незалежною. Украина – разная, и потому политического единства в ней нет; но в ней нет также и другого единства: национального, например, социального или конфессионального. Однако в ней есть идеалы, которыми создается нация, которые способны объединить ее изнутри, чтобы потом примирить ее и с Западом, и с Востоком: с Россией и Европой, это – идеалы веры, идеалы Христианства, идеалы святости, данные всем людям и всем народам, принявшим Христианство. И если эти идеалы возродить, – возродится вся жизнь в стране, возродятся люди, и обнимутся народы: «Обнимитесь, миллионы! В поцелуе слейся свет! Братья, над шатром планет есть Отец, к сынам склоненный» (Фридрих Шиллер «Ода к радости», Людвиг ван Бетховен «Симфония № 9 Ре минор»).

«Смысл духовной жизни находится вне сферы материального благополучия и содержится в догматах практически всех мировых религий: «Не собирайте себе сокровищ на земле…» (Мф 6:19). «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мір, а душе своей повредит?» (Мк 8:36).

Какая бы ни сложилась на сегодняшний день общественная формация, она не влияет на душу, которая во всем зависит от Бога. Вне Бога жизни нет. Вне Бога – хаос, убивающий жизнь. Есть история, и в ней есть люди – разные люди. История создает и меняет формации, в которых разные люди проявляются по-разному, – и это важно для Бога и человека. Для Бога ценна не ситуация сама по себе – ценна душа, которая проявляется и формируется в возникающих обстоятельствах. Важен не внешний человек (плотский), а важен внутренний (духовный) – человек из вечности и для вечности. Бог не завещал нам устраивать разные жизненные формации – это не дело человека из вечности. Он завещал нам исполнять заповеди, которыми утверждается личность в любых сложившихся ситуациях, и она же утверждает вместе с тем и общество, и формацию, в которых она живет. Формация держится духом личностей изнутри, пока не ослабело и то, и другое. И если личностей нет, если духом они ослабли – формация распадается. Общество не просто держится людьми, а держится личностями, праведниками, святыми; и если в обществе их нет, – значит, общество не жизнеспособно: без них оно разлагается и погибает, или уничтожается как Содом и Гоморра, приведшие себя в полную негодность для продолжения жизни на земле. Цель жизни, все таки, – стать Человеком, и жить на земле достойно этого звания, а не превращаться в скотов, и не искать себе удобное стойло в виде новых демократических формаций, которые позволили бы жить не трудясь, не меняясь, и не скрывая своих грехов и пороков. Если внутренняя жизнь будет достойна Формации, Бог Сам устроит ее человеку, более того, мы все призваны в Его Царство Отца и Сына и Святаго Духа. И мы знаем, что Царство Небесное начинается здесь и сейчас – в каждой душе, принявшей Христа. «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»  (Мар 16:16). Поверить в Бога и принять Его в себя, начать жить Его жизнью, готовя себя для Царства, – в этом задача Спасения: «Много званных, да мало избранных». Жить так, чтобы быть избранными, «поступать достойно Бога, призвавшего нас в Свое Царство и славу» (1 Фес 2:12). И когда Царство утверждается внутри человека, оно проявляется и вовне; и внешние перемены осуществляются вместе с внутренними. Когда же Бог посчитает нужным призвать нас в Свое Царство, – откроется и Формация, в которую Господь Сам введет человека.

Когда человек живет ценностями веры, правды, любви, свободы, – ими он достигает идеала. Если он ими не живет, он идеала достигнуть не может. Идеалы Христианства всегда истинны и всегда святы

Народ живет идеалами своей веры, а правители народа не живут его идеалами, и потому правление их противно народу. Если народ живет идеалами добра, Правды, милосердия, прощения, правители не знают таких идеалов, и жизнь их весьма отлична от народной. За что же народу уважать своих вождей, если он не видит в них того, чем он жил и побеждал в истории, чем он живет и побеждает сегодня, что сохранило душу его от Купели Крещения?

Если мы говорим слово «народ», мы подразумеваем ту его часть, которая хранит в себе идеалы веры, духовные ценности – и живет ими. Если же люди ими не живут, они не могут представлять собою народ: они еще не народ, или уже не народ. Вот почему так важно уничтожить в народе веру, растоптать его идеалы, чтобы люди стали биологической массой, которой можно легко управлять; легко манипулировать, легко обращать ее в рабство, ибо народ без веры не знает своей свободы. То, что предлагают ему как свободу, и есть тот путь, которым манипуляторы ведут его в рабство. Этот путь всегда на поверхности, всегда приукрашен, всегда широк и всегда ведет в бездну, и многие идут им. Но разве не все упадут в яму, если слепые ведут слепых? И разве не слепыми являются политики, пророчества которых никогда не сбывались? Здесь нужен не только зрящий, но и знающий путь, кто может пробудить в нас историческую и духовную память, чтобы открылись у нас глаза, как у Луки и Клеопы на пути их в Эммаус, и чтобы узнали мы, наконец, Того, «Который должен избавить Израиля» (Лк  24:13-34). Избавить Украину, Россию и Европу от сна, который «удерживает глаза» их народов.

Мераб Мамардашвили, советский философ

Правительство ответственно за веру народа и за реализацию его устремлений. Народ, а не политики является оплотом нации

У политиков всегда присутствует желание переделать мір, переделать жизнь, общество, страну, переделать человека (сделать, например, из русских украинцев, или наоборот). Для этого используется мощный идеологический аппарат, который с помощью грязно маскируемой лжи разрушает мыслительный процесс в человеке и, извращая коллективное мыслительное пространство, подавляет волю народа в его реакциях на существующие события: «Идеология – это... иллюзорное сознание не в психологическом смысле. Оно не зависит от того, верят люди или не верят во что-то... Можно даже сформулировать (по этому поводу) закон: всякая идеология в своем имманентном развитии доходит до такого пункта, когда ее эффектив­ность, или рациональная эффективность, не зависит от того, разделяют люди эту идеологию или не разделяют ее. Почему? Да потому, что она раз­рушает словесное пространство, лишь внутри которого может артикулиро­ваться и кристаллизироваться мысль. Это просто разрушение языка... Вы можете подмигивать друг другу – пожалуйста, но когда вы захотите хоть как-то узнать, что вы сами думаете, вы не сможете этого сделать...» (Ю. Сенокосов, Из разговора Мераба Мамардашвили с отцом Александром Менем). Почему в нашей стране убивают людей, причем десятками тысяч. Разве это можно понять, если мы христианская страна? В какое состояние должен быть приведен народ, чтобы поверить в идеологию мести? И кто несет ответственность за преступ­ления: власть или народ? Почему это происходит, в оправдание якобы каких-то «демократических ценностей»? Причем механизм оправдания всегда прост: для этого нужно, прежде чем убить человека, перестать считать его челове­ком, называя его врагом или предателем», или ватником, или сепаратистом. Кличка – это уже не человек, и не единица нации и народа; ею относят называемого к обезличенной и презираемой толпе, к массе нелюдей, которых обвиняют во всех смертных грехах, пряча за ними свои; и делается это затем, чтобы повысить градус ненависти в народе, поссорить людей и подтолкнуть их к самоуничтожению, ибо: «Несчастье может быть принесено другими, но уничтожен народ может быть только своими собственными деяниями» (Генри Бокль).

«И в бедах живут люди, а в неправде пропадают» («Пословицы Русского народа», В.И. Даль)

 «Создается особая культура, имеющая основной целью и результатом формирование сознания людей и управление людьми путем манипулирования их сознания. Основная функция этой культуры – обработка сознания масс, грубо говоря – оболванивание людей под видом их образования и просвещения. Люди думают и говорят о прошлом не то, что они хотят, а то, что их вынуждают делать учителя, наставники, профессиональные сочинители истории, пропагандисты, мистификаторы, мошенники, проповедники и прочая армия творцов изобретенной культуры ретрологии. Эта культура – живая. Она обогащается, корректируется, а временами радикально меняется манипуляторами. Она приносит массам людей образование, просвещение, развлечение, удовольствие, гнев, недовольство и прочие чувства и переживания – дело для одиночек безнадежное. Сейчас же вообще начался ураган сознательной, умышленной, организованной фальсификации не только отдаленного прошлого истории, но и всей текущей современной жизни. И дело тут не в том, что люди стали больше врать, – не в этом дело, а в том, что они стали больше говорить через кино, internet, через средства массовой коммуникации. Фальсификация эта – не ложь в вульгарном смысле, а препарирование информации в таком виде, что понятие истины вообще теряет смысл. Конечно, люди лгут. Но дело тут не просто в обмане. Дело в таком отборе информации и таком ее комбинировании, когда каждая фраза в отдельности может быть вроде бы верной, но их совокупность дает извращенную картину реальности, искажает ее, создает ложное впечатление, вводит в заблуждение массы людей. Сложилась технология манипулирования мыслями людей в духе, желательном для манипуляторов. Налицо ситуация, когда мы живем в состоянии войны, а людям вбивают и вбивают в головы идеологию «лишь бы не было войны» (А. Зиновьев). «Развесьте уши. К вам пришла Молва. А кто из вас не ловит жадно слухов? Я быстро мчусь с востока на закат, и лошадью в пути мне служит ветер. Во все концы земли я разношу известья о делах земного шара. Я сшила плащ себе из языков, чтоб ими лгать на всех наречьях міра. Нет выдумки такой и клеветы, которой я б ушей не засорила. Я говорю про мир в канун войны, и я вооруженьями пугаю в дни тишины, когда земля полна какой-нибудь совсем другой заботы. Молва – свирель. На ней играет страх, догадка, недоверчивость и зависть. Свистеть на этой дудке так легко, что ею управляется всех лучше многоголовый великан – толпа» (В. Шекспир «Король Генрих 4-й»).

НАЗАД В ИСТОРИЮ

Именно на разломе ярче всего проявляются человечность и бесчеловечность

Неужели вы, и вправду, думаете, что покончите с «бандеровцами», «сепаратистами», «ватниками», покончите еще с кем-нибудь – и все станет хорошо, все будет чудесно? – Нет, не будет! Посмотрите рядом, посмотрите вокруг себя, на себя посмотрите: все ли так хорошо и чудесно? Все ли обещает в будущем беспроблемную жизнь? – Нет, не все, потому что рядом с нами часто живут люди, которые хуже «бандеровцев» – хуже «сепаратистов» и хуже «ватников». И зло не только в кличках, которыми людей наделяют политики, – зло в самих людях: в людях иссякла жизнь, охладела любовь, исчезла вера. Жуткая невоспитанность, неуважение друг к другу: не только неуважение правительства к народу, – падение во всех сферах общественных отношений: отношений в семье, отношений к старшим, отношений к вере, отношений к стране, – люди разучились жить в обществе уважительно: общество распалось, ибо в людях не осталось сил, скрепляющих их в народ и нацию. Их подменила толпа, живущая без любви, без веры и без надежды, которая слепо руководствуется инстинктами и прихотью. Мы стали средневековым государством, похожим на Англию эпохи Ланкастеров или на Шотландию 14-го века: «К концу 14-го века Шотландия являла картину хаотического столкновения различных общественных сил, не упорядоченных правосудием, не сдерживаемых энергической властью. Замки самовластных феодалов зловеще высились над безоружными городами. Опьяненная невежеством и гордыней, знать не хотела чтить иного начала, кроме собственной прихоти, и нанимала для свершения темных злодеяний дружины головорезов, вспоенных преступлением и готовых продать душу и силу своих рук любому, от кого можно было ожидать взамен протекции и милости. Имя закона было пустым звуком, потому что судьи, эти вершители правосудия, были по большей части робки или продажны. Можно было безнаказанно пренебрегать и королевским словом, ибо нерешительные и бессильные государи боялись нажить себе врагов среди тех, кто мог защитить их от иноземного вторжения. Отсюда происходили и частые возмущения народа» (1). Похожие вещи происходили и в английском парламенте: «Что ты мне, дурак, толкуешь про петлю? Ведь если дойдет до нее дело, мне висеть не одному. Рядом вздернут и старого сэра Джона, а это, сам знаешь, не иголка. У нас, брат, компаньонами такие люди, что ты бы ахнул! Они скуки ради балуются нашим ремеслом, и ты сам понимаешь, если бы что вышло наружу, это сейчас же замнут, чтобы их не замарать. Нет, брат, я знаю, что делаю. С мелкой разбойничьей сошкой я не знаюсь. Босомыги-оборванцы, усачи-головорезы с опухшими носами и всякая голь кабацкая – не нашего прихода. У нас в деле верхи общества, бургомистры – разбойники почище нас с тобой, и орудуем мы как за каменной стеной, в безнаказанности. Мы сорвали, понимаешь ли ты, папоротников цвет, и все стали невидимками» (В. Шекспир «Король Генрих 4-й»). Или на Италию 19-го века: «Предатели Родины! Нет! – Предатели Родины те, кто продал свою веру и душу силе, которая повелевает, или роскоши, которая платит, – те, кто увековечивает раздор между братьями нелепой провинциальной спесью или вечными спорами о языке – те, кто унижает Родину политическими спорами, и рушит памятники кумирам, которые возводили их отцы» (1-2 Джузеппе Мадзини).  

 «Каждый за всех виноват» Ф. Достоевский

Общество сегодня – это разбитая Чаша, склеить которую трудно. Сколько жизней потеряла Западная Украина на Востоке, сколько жизней потерял Донбасс?! И в сетях продолжают нагнетать ненависть, раскалывая людей и страну надвое. Правые и виноватые с пеной у рта доказывают свою правоту. Но правых нет, когда есть смерть, ибо тогда виноваты все, или, как говорит Ф. Достоевский: «каждый за всех виноват». Когда человек смотрит и не видит тебя, как видел прежде, ты понимаешь, что встало некое препятствие между ним и тобой, – некая «ценностная идея», которая удерживает глаза, и не дает ему видеть в тебе человека… Только наша вера и наша любовь могут разрушить щит, разделяющий нашу дружбу, убрать закрывающее образ препятствие, и сделать так, чтобы открылись глаза у людей, – чтобы увидели они, наконец, то, что делает их людьми, что выводит их из разряда врагов и нелюдей в разряд друзей и братьев: образ и подобие Божие.

В.Г. Перов «Портрет Ф.М. Достоевского 1875 – 1879

 ЕВРОСОЮЗ ИЛИ РОССИЯ?

Ориентация на Запад или на Восток, на Евросоюз или Россию совершенно не определяет качества человека, не говорит о его нравственности, а потому не решит проблем переходом Украины под юрисдикцию России или Европы. Качество людей все равно останется прежним. Не переходом под иную юрисдикцию решаются вопросы качества жизни, а верой в Бога. Вера спасает людей и собирает их в народ; и такой народ являет не собрание юрисдикции, а собрание любви и правды – Церковь Божию, в которой каждый человек находит свое место. Церковь – это собрание личностей. Стать личностью – задача каждого человека, ставшего на путь Спасения. Нравственностью определяется личность, если хотите – Христом, ибо более человечного Человека не было, нет, и не будет. И потому Им определяется качество жизни, мера и ценность каждого человека, начало, и конец истории. С другой стороны, люди часто оказываются недостойными того идеала, который они выбирают. Идеалом нужно жить! Более того, служить ему. Не только идеал служит человеку тем, что задает ему вектор роста и питает его духом ценностей, которые в себе несет, но и человек служит идеалу тем, что утверждает его своей жизнью. Для этого всею своею душой он должен возлюбить то, что открыл ему в идеале Бог, – тогда и человек, и идеал будут иметь силу. Для этого и тот, и другой как бы осуществляют брачный союз – договор, как Христос и Церковь. Как Христос возлюбил Церковь, так и Церковь должна возлюбить Христа; и как Христос послужил человеку, так и человек должен послужить Христу. Если мы забыли о том, что мы – образ Божий, никакие ценности нас не спасут: бриллиант не вставляют в алюминиевую оправу, а в золото или платину. Так и ценности не приживутся в душе, которая их не достойна! Для людей неверных, злобных, аморальных – в будущем места нет. И если мы откроем в себе Христа и явим наш Идеал міру, мы сможем войти в Европу не с рабски протянутою рукой, а с руками, исполненными даров Божиих.