Главная » Размышления христианина » ВЕРА КАК ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ СПАСЕНИЯ ЧАСТЬ III
 

ВЕРА КАК ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ СПАСЕНИЯ ЧАСТЬ III

Юрий Сальтевский

ВСТУПЛЕНИЕ

«Праведный своею верою жив будет» (пророк Аввакум)

В истории человечества всегда были времена, похожие на Апокалипсические, когда культура, образование, наука – все сферы человеческой жизни и отношений приходили в упадок. И для того, чтобы выйти из упадка, нужно было совершить кардинальный прорыв в Новое: для этого нужно было дать новое измерение человеку, новое измерение миру, новое измерение космосу. Это было началом новой эпохи, новой эры, в которую должно было войти все то, что сохранилось для жизни в старом, что оставалось жизнеспособным в новых условиях роста, что могло в новом измерении продолжить жизнь. В такие времена общество пыталось ответить на вызовы истории средствами веры, культуры, политики, чтобы сохранить жизнь и дать ей новый импульс. Сегодня мы так же переживаем времена упадка, на которые уже нельзя ответить ценностями науки, культуры, политики. Все они оказались бессильными перед вызовами времени. У человечества осталась одна главная и последняя ценность, это – вера. Только вера может спасти сегодня людей, оказавшихся в условиях нравственного банкротства и духовной разделенности. Только вера может возродить человечество, подняв его на новую ступень в Новую жизнь. И только тот, кто найдет в себе силы поверить в истинное призвание человека, принять новое измерение мира, космоса, Бога – тот спасется.

 

СТРАШНЫЙ СУД

«За мною – мір страданий и мучений, за мною – скорбь и слезы без конца, мір падших душ, печальных приведений. Я – правосудье высшее Творца, могущества и воли осознанье, творение Небесного Отца, воздвигнутое раньше мирозданья. Бесстрастно я гляжу столетьям вслед. Ни гнева нет во мне, ни состраданья. За мной ни для кого надежды нет!..» (Данте «Божественная комедия», «Ад»).

Микеланджело Буанарроти. «Страшный Суд», 1536 – 1541. Алтарная стена Сикстинской капеллы. Ватикан.

Наша ЖИЗНЬ – это огромная карусель, вращающаяся потоком времени. С каждым веком она набирает обороты и раскручивается с нарастающей силою. В вихревой поток времени вовлечены все живущие на земле люди. В центре карусели – Христос. Люди на карусели расположены от Центра к периферии. Те, которые повернуты ко Христу лицом, сохраняют в себе веру, мир и спокойствие, а те, которые отвернулись от Него, – живут ненавистью, страхом и злобою. И чем дальше люди расположены от Центра, тем возбужденнее и озабоченней их лица, тем неестественней их позы и растерянней взгляд, тем с большею силой сбрасываются они с колеса истории в бездну. В этот грандиозный поток времени вовлечены как грешники, так и праведники, но праведников поток возносит к Богу, а грешников низвергает в ад; одни в нем находят спасение, другие – смерть, ибо кто из людей к чему обращен, тот к тому и притянут: одних уносит свет, а других увлекает тьма. Таково разделение людей на пути познания добра и зла, где каждый устремляется к тому, к чему обращен: грешник обращен во тьму, а праведник к свету.

«Спасение заключается в том, чтобы включиться в поток Божественной любви, чтобы соединиться любовью с любовью. А если нет этой любви, если в нас нет способности к любви, открытости, нет сердца, хотя бы жаждущего любви, мы включиться в нее не можем» (митр Антоний Сурожский)

Подобное притягивает подобное, и доброе дерево не рождает злых плодов – а значит, Христос избирает из міра Свое. На протяжении всей истории человечества Христос видит и зовет тех, кто может принять Его Духа, кто может последовать за Ним, оставив все ради Имени Его и Царства Его – Царства Свободы. Ибо никто своими силами не может войти в него, – только следуя за Христом. И потому Христос никого не принуждает идти за Ним, а лишь предлагает, как предложил богатому юноше: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф 19:21). И тут уже право выбора остается за человеком: принять предложение Христа, или отказаться от него; последовать за Христом, или отойти в сторону? «Принятие или непринятие Бога и достижение подобия Божия предоставлено свободной воле человека – неприкосновенной и ненарушимой даже самим Творцом». С другой стороны мы не можем уйти от вопроса, касающегося каждого из нас, ибо «каждый за всех виноват» (Ф. Достоевский): Почему в міре так много зла? Почему так много страданий и боли? И почему зло набирает такую силу в нем? Почему столетия борьбы за свободу обернулись для міра крахом, и почему жизнь наша становится все несвободнее в нем? – Потому что люди искривили пути свои: «нет праведного ни одного», потому что зло нельзя одолеть без Бога; и потому что в душах людей скопилась грязь: от развоплощения Богоподобия, от зависти, лжи, от порока, от множества нераскаянных грехов – человек упал в достоинстве и уже не может подняться сам. Это случилось потому, что люди забыли Бога, забыли себя, свой внутренний мир, свое призвание, свою меру как образ и подобие Божие. Это случилось потому, что нет у міра высокой цели: великой, Божественной, святой – и потому устремления его свелись к нулю – к экономическому и военному росту, к блокадам, границам, войнам. Жизнь человека обращена на прах, на земное, на внешнее, иллюзорное – пустое, и потому, обогатившись снаружи, он обнищал внутри. А значит, душа человека нуждается в очищении, в просвещении знанием, в покаянии, росте, чтобы в новых, «брачных одеждах» войти ему на «брачный пир». Как человек избавится от грязи, чем очистит себя от греха, и чьими силами поднимется в небо? Это сделает Бог по Его любви к человеку силою благодати, дарованной нам, ибо: «что невозможно человеку, возможно Богу». А значит, от нас требуется ответная любовь, требуется вера, обращение к Богу и примирение с Ним, чтобы через очищение нас в познании себя как образа и подобия Божия, изменились мы и наша жизнь. Итак, наша любовь к Богу – есть необходимое условие спасения. Бог наш – удивителен и высок, Он лучший из всех, кто живет во вселенной, Он есть любовь, путь, истина и жизнь, – и если у нас нет стремления к лучшему и прекрасному в міре: к миру, истине, благу, любви – мы не можем возлюбить Бога. Подобное притягивается подобным. Насколько мы можем возлюбить Бога – настолько можем уподобиться Ему, настолько и грехи наши могут быть нам прощены: «Кто возлюбил много, тому простится многое». Без любви к Богу ничего с нашими грехами не будет. И здесь опять возникает вопрос: можем ли мы возлюбить Бога всем сердцем, всею душою и всем помышлением своим – или нет? Можем ли довериться Богу до конца, или в нас как всегда остается страх потерять в міре что-либо свое (как это было с богатым юношей)? И мы, и наша жизнь, и наша вера зависят от нашей обращенности ко Христу: прямо мы обращены к Нему, открыты Ему, или стоим к Нему боком, или вполоборота, или повернулись к Нему спиной? От нас с вами зависит наше спасение и наша жизнь. И если мы не смогли полюбить Христа, Сына Божия, единосущного Отцу, возлюбившего нас до смерти и смерти крестной, – то какова наша ценность на земле, и какова наша ценность в мире? Если душа наша не откликнулась на любовь Божию, на истину, жизнь, на добро, на правду; если пренебрегла красотой, бессмертием, верой – то как мы назовем ее живою? Как можно осуществить спасение того, кто его не хочет? – «Божия любовь может все!» – Да, но она не спасает насильно: она не может возлюбить то, что ей чуждо, что восстает на нее: ложь, например, зло, грех. Она может спасти от них, очистить, исцелить человека от зла, она может простить многое – но возлюбить их она не может. Поэтому, если человек согласился со злом в себе, со злом в міре, – за что Богу любить его? Что есть в нем достойного любви, на чем любовь Божия могла бы отдохнуть? Если человек не находит в себе ничего отличного от міра, если он вжился в падший мір и не ищет Бога, – то что Бог возлюбит в нем? Жаждущая душа находит пищу, и любящая получает спасение: любовь на любовь и благодать на благодать. А потому – не все Свои Богу, а те, которые последовали за Христом: «Много званных, а мало избранных» (Мф 20:16).

Не мир, но разделение

«Чем ближе к совершенству каждый станет, тем ярче в нем добро и злее зло. Хоть этих жалких грешников не тянет к добру и совершенству, – не могло родиться в них подобное стремленье, – но осеняет всякое чело надежда на пощаду и прощенье в день неизбежный Страшного Суда» (Данте «Божественная комедия», «Ад»).

Тициан «Христос Вседержитель»

Время начинает отсчет спасаемых с приходом в мір Иисуса Христа. Он есть путь, истина и жизнь для всех, кто избирает путь правды, добра и мира. Кто избирает зло и грех – тот отпадает от Бога и предает себя сатане. Человек поставлен перед выбором – и сам осуществляет его в пользу добра или зла; жизни или смерти: вечного света или вечной тьмы: «Огонь (Духовный) пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, не мир, но разделение» (Лк. 12:49-51). «Тогда Он как Царь сядет на престоле славы Своей. И соберутся перед Ним все народы, и Он отделит одних людей от других, подобно тому, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую. Тогда скажет Царь стоящим по правую сторону Его: «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо Я алкал, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне». Тогда праведники спросят Его со смирением: «Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? Или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? Или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице и пришли к Тебе?» Царь же скажет им в ответ: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Потом Царь скажет и тем, которые по левую сторону: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня». Тогда они скажут Ему в ответ: «Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?» Но Царь скажет им: «истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне». И пойдут они в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф 25:31-46). История получит свое завершение в Божием Суде, а человек получит то, что Бог уготовил ему от создания века: «Еще немного, и не станет нечестивого; посмотришь на его место, и нет его. А кроткие наследуют землю и насладятся множеством мира» (Пс 36:10-11).

ДОМ, ПОСТРОЕННЫЙ НА КАМНЕ

«Ничто Божественное не умирает» (Ральф Эмерсон)

На протяжении всей истории в человеческом обществе возникали центры, вокруг которых группировались люди, идентифицируя себя с их ценностями: социальные, национальные, политические, экономические, военные – и множество других общественных и государственных центров с различными концепциями, идеологиями и целеположениями, столкновения между которыми приводили людей к расколам и войнам. Главные ценности, заложенные в образе Божием в человеке, отодвигались на задний план, не считались первостепенными, важными для міра. Центром жизни люди часто делали себя: свою плоть, свой ум, свои способности, свою карьеру, ибо отвергнут был единственный, нравственный, божественный, и неизменный Центр – Христос – Тот Краеугольный Камень, Который был поставлен во главу угла, и Который отвергли строители. Не стало у людей единого истинного Центра – и потому они рассеялись, как пыль, не зная, к какому «центру» пристать, у кого искать спасения, кому вручить свою совесть. Однако, во времена испытаний проверяются те ценности, на которых человек пытается себя созидать, и тогда все большее число людей снова обращается к Богу, ибо «центры», с которыми они себя идентифицируют, не дают им уверенности, не спасают, и сами слетают с колеса истории быстрее, чем возникают на нем.

Сегодня, как и во всю Христианскую эру, Христос спасает людей, которые обращаются к Нему с верой, отдавая им Себя, Свое слово и Свою силу, чтобы укрепить в них веру, надежду, любовь; чтобы, имея внутреннее утешение от Бога, они смогли устоять и утвердиться в вере во времена испытаний. Все, что придумывалось человеком прежде, не выдержало испытаний временем: все здания общественного устройства, построенные не на вере, сброшены силами истории в бездну, ибо все они как дом, построенный на песке, оказались не способными к испытаниям на прочность: «Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф 7: 24-27). А потому Господь требует от нас благоразумия и веры: не только слышания слова, но и исполнения его. А значит, нельзя обойтись формальным знанием веры, ибо не только вера должна быть истинной, но и человек, живущий верой.

ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ

НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

«В глубине человеческой души есть непостижимые силы, потому что в глубине души – сам Бог» (митр Антоний Сурожский)

Если мы обращены к Богу, мы не можем не видеть, не познавать: какова наша вера, каков наш Бог, каковы мы по отношению к Богу. Бог не только на небе, вверху, но и внутри нас – на глубине, – и потому нам мало смотреть на храм, на небо, на святых – нам нужно смотреть вглубь себя, ибо каждый человек есть храм Божий, который ему нужно очистить для Бога покаянием. «Бога не видел никто никогда; единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1:18). Бог наш – такой, каким явил Его нам Христос, «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари, ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано» (Кол 1:15-17). Мы же приняли в себя Христа, и потому мы образ и подобие Божие. Без Христа никакого образа и подобия в нас – нет. И, чтобы осуществить свое призвание: раскрыть в себе образ Божий, – мы устремляемся ко Христу, чтобы уподобиться Ему, чтобы стать такими, как Христос, чтобы быть рядом с Христом, когда Он сядет на престоле славы Своей, судить двенадцать колен Израилевых. Уподобиться Богу можно только с Его помощью в нашем отпавшем от Бога состоянии через познание «воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном, чтобы поступать достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога» (Кол 1:9-13).

Пересопницьке Євангеліє

Именно любовь к Богу подвигает нас к тщательному рассмотрению Евангелия, всех событий из жизни Господа нашего Иисуса Христа, чтобы понять: что такое жизнь Божия; как она относится к жизни каждого из нас; и как я должен относиться к ней, чтобы приблизиться к Богу? «Все Евангелие говорит нам о том, как надо жить, как надо мыслить и чувствовать, чтобы быть Христовыми; но то же Евангелие нам рассказывает, и отцы Церкви говорят о том, что недостаточно творить заповеди, не становясь иным человеком, таким человеком, для которого заповедь является уже не Божиим приказом, а собственным порывом жизни: нам надо научиться стать тем, что раскрывает перед нами Евангелие. Каждый из нас должен вчитаться в Евангелие, найти в нем заповеди, тот призыв Божий, ту мольбу Божию, обращенную к нам, на которую он способен отозваться всей жизнью, умом, сердцем, всей душой, всей крепостью, всей немощью своей, найти те слова, которые обращены не вообще ко всякому и каждому и всем, но ко мне лично, те слова, от которых горит сердце, светлеет ум, обновляется воля, и сила Божия вливается в нас. И, кроме этого, нам надо вглядеться и в то НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ, которое Евангелие, наше общение со Христом, Его любовь к нам, наша ответная любовь к Нему должны создать: новое измерение о Боге, новое измерение о человеке, новое измерение о космосе и о всем мире, то есть, вглядеться в ЖИЗНЬ и ее воспринять так, как ее видит Господь» (митр Антоний Сурожский). То измерение жизни, то измерение человека, которое предложено міру без Бога, создало эпоху рабства, эпоху войн, эпоху зол и падений; обесцветило жизнь; унизило и развратило человека; привело мір к тому трагическому коллапсу, в котором он сегодня пребывает. И, чтобы выйти из этого коллапса, нужно по-другому взглянуть на мир, на Бога, на человека и на саму жизнь.

Образ

Чтобы возродить человека в Боге, нужно дать ему новое измерение: преодолеть взгляд на него как существо земное, плотское, недуховное. Человек – духовен, и духом своим связан с небом. Он не просто живое существо, обладающее даром речи и способностью усваивать внешнее, – внутри него есть жизнь, есть целый мир, который отражает в себе небо, есть образ Божий, который поднимает его выше всех земных существ и ангелов небесных, – и этот дар требует усилий от человека, чтобы в нем отобразился Христос. И потому отношение к нему должно измениться кардинально: человек – не пустое место, в которое можно вливать любую информацию и политическую идеологию, создавая всех людей по одному заданному образцу. Человек есть образ Божий, а это значит, что в нас есть свойства, которые делают нас похожими на Бога, похожими на Христа, Который огромен в славе Своей и велик в достоинстве: Бог разумен, и человек наделен разумом; Бог свободен, и человек обладает свободой; Бог любит, и человек любит тоже; Бог обладает властью, и человеку дана власть от Бога; Бог бессмертен, и человек достигает бессмертия. Бог – Личность, и мы – личности через Бога, – и это то, что по образу Божию в нас есть, что объединяет нас крепче всяких уз и союзов, в том числе: национальных, культурных, языковых, исторических и социальных. Эти свойства есть основа жизни народа Божия и образа его, – и никакие другие основания не могут служить истинному единению людей, кроме образа Божия, данного человекам. Грехопадением человечество отпало от Бога, утратило черты Богоподобия, оставаясь искаженным образом Божиим в міре. Вся сегодняшняя наука, культура, образование отрицают факт Богоподобия человека, его духовной основы как образа Божия, его вечности и бессмертия, в том числе – и сам факт существования Бога: «Они солгали на Господа и сказали: «нет Его» (Иер 5:12). И потому жизнь наша зашла в тупик, превратилась в хаос и бессмыслицу, стала бременем для человека духовного, ибо утратила реальное измерение духовности – Христа. Поэтому дети, рожденные сегодня в мір, так болезненно реагируют на мір, болезненно реагируют на взрослых, на все міроустройство, на школу, культуру, политику, так трудно вживаются в систему мертвого образца, будучи вынужденные подавлять в себе живой образ Божий. Школа сегодня – это тюрьма детям, потому что концепция, которую она осуществляет, – это концепция упадка, концепция вырождения, концепция рабства, представляющая собой человека-раба, у которого разорвана связь с небом. Чтобы восстановить падшего человека, обожить его, то есть, соединением с ним соделать его богом по благодати, пришел на землю Христос. Он есть истинный образ и истинное подобие Творца – Мера всему сотворенному: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков», и эту жизнь Христос принес нам, «чтобы просветить всякого человека, приходящего в мір» (Ин 1:9). И этот свет Просвещения Божия должен войти в Школу.

Подобие

Всю историю человечества Христос находит живые души в міре, готовые принять Его в себя, чтобы восстановлением в них образа Божия раскрыть их Богоподобие. Только Богоподобием человек входит в общение с Богом, и через веру в Иисуса Христа достигает красоты своего совершенства. Что такое подобие Божие? – это сходство с Христом в Его Жизни – нравственной Жизни. Бог есть Любовь, и человек, который любит, поистине любит, уподобляется Христу. Бог – истина, и в человеке есть истина, и потому подобие его раскрывается в стремлении к правде: «Блаженны алчущие и жаждущие правды» (Мф 5:6). Бог кроток и смирен сердцем, и человек в кротости и смирении уподобляет себя Христу: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф 5:5). Бог чист и непорочен, и потому: «чистые сердцем Бога узрят» (Мф 5:8). Бог творит мир, и потому: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф 5:9). Бог совершенен, и того же требует от человека: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный».

Образом Божиим человек реагирует на мір, на все события в міре, проявляя свое Богоподобие: честность, праведность, милосердие, кротость. Высшее свойство Бога – это любовь, и потому Господь говорит: «возлюби» и человеку, ибо наибольшая заповедь в законе гласит: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим; и ближнего твоего, как самого себя» (Мф 22:35-40). И потому Бог требует от нас Своего – то, что Он вдохнул в нас дыханием Жизни, сделав нас детьми Своими по благодати. Бог никогда не требовал бы от нас милосердия, если бы не дал нам любви. Не требовал бы правды, если бы не вложил истины. Не требовал бы мудрости, если бы не дал разумения. Не требовал бы веры, если бы не отдал Себя за нас. Бог хочет, чтобы все свойства, которые составляют в нас образ Божий, раскрылись в полноте Богоподобия; чтобы человек последовал за Христом, уподобился Христу, стал таким, как Христос. И если мы этого не сделаем, если зароем свой талант в землю, как это сделал ленивый раб из притчи о талантах, тогда отберется у нас образ Божий – и отдастся тому, кто окажется достоин: «ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет» (Мф 25:14-30). Бог зовет, но человек не слышит Бога, не хочет слышать Его. Человек уверен, что может обойтись и без Бога, пока не наступит час, в который он останется один на один с пустотой в огромной и неизвестной Вселенной, ибо место, откуда уходит Бог, – запустевает.

СЛЕДСТВИЯ ЗАПУСТЕНИЯ

«Не потому ли постигли меня сии бедствия, что нет Господа Бога моего среди меня?» (Второзаконие 31:17)

С отказом от духовных ценностей человек погружается в плоть, и плоть делает центром своей жизни. Мир сужается до масштаба интересов плоти, и все в нем начинает служить ее удовлетворению. Теперь все, что интересует человека в міре, интересует его только относительно потребностей его плоти. Личность, лишившись духовной основы, обеднела, обессилела и перестала отвечать тем требованиям миропорядка, ради которых она создавалась: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный».

Человек развоплотился, сбросив с себя плоть заповедей, морали и законов; освободил себя от всего, что мешало его субъективному проявлению вседозволенности, но, ни свободен, ни счастлив он не стал, – а главное, – и не мог стать таковым. Ибо то, что он совлек с себя, как бремя, как ненужное, как утратившее ценность и смысл, было основой его личности и его жизни – образ и подобие Божие. Он весь превратился в плоть, стал жить стихиями плоти, и то, что он высвобождал из себя как тягость, как страсть, как мучение плоти и, одновременно, удовольствие ее, оказалось для него зависимостью и пленом, из которых он никогда не выйдет своими силами. Сегодня легко молодой человек, да и старый тоже может высвободить свои желания: агрессивные, сексуальные, политические, – плотские, ибо все в міре стало раскрепощеннее, и потому доступнее человеку. Легкость знакомств в интернете в обмен на живую любовь и дружбу, на сильные и верные чувства обусловлена привычкой человека жить периферийной жизнью, внешними, непродолжительными связями, отсутствием глубоких личностных отношений, контактами необязательными и безответственными. В результате и любовь, и дружба обесценились, как обесценились понятие родины, институт брака, обесценился сам человек, обесценилась жизнь. Все стало хлипким, непрочным, пустым и преступным в бесцельной вялотекущей жизни. Жизнь перестала иметь целевое измерение, и потому расходуется большинством людей на достижение ими собственных интересов и удовольствий: «пей, ешь и веселись, ибо завтра умрешь». Но если высвобождение плоти приносит радость лишь на мгновение, а затем вновь погружает тебя в еще большую тоску и муку, в еще большее томление плоти, и ты, внутренне зависимый от неуемных желаний ее, ищешь им как раб удовлетворения, – то ты понимаешь, если не утратил еще способности понимать, что свобода твоя – не полная, не настоящая, не духовная, ибо не дает тебе ожидаемой радости и счастья. Если в человеке жив еще человек, он не может, подобно Фаусту, удовлетвориться ничем преходящим: он не может воскликнуть от восторга: «Остановись, мгновенье, ты – прекрасно», – ибо не находит ни в чем внешнем удовлетворения; он находит радость только в любви, только в бессмертии и только в Боге. А потому и силу для своей свободы он может получить только от Бога. Без Бога, без веры в Его милосердие и всемогущество нельзя возродить любви и дружбы, а с ними – Родины, Семьи, Человека и Жизни. Без веры в Бога ни один грех в человеке не может быть побежден. Нет в человеке тех сил, которыми побеждается грех, если с человеком нет Бога. Вспомните Самарянку, которая бросила «свой водонос» после того, как Христос дал ей «живую воду». Было бы у нее еще пять мужей, и еще пять раз по пять, если бы она не получила дар благодати от Бога. Бог освободил ее не только от скоплений плотских энергий, которые жаждали в ней высвобождения, а от самих желаний жить этими энергиями, положив ей духовное начало и подарив бессмертную силу жизни. Она преобразилась Христом, словом Его, и стала проповедовать веру в достоинство и бессмертие человека, навсегда оставив ремесло, которым занималась прежде. Христос обратил ее от греха и смерти, от плоти к духу, и, дав ей Духа Святого, привил к ней Новую жизнь.