Главная » Размышления христианина » ВЕРА КАК ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ СПАСЕНИЯ ЧАСТЬ II
 

ВЕРА КАК ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ СПАСЕНИЯ ЧАСТЬ II

Юрий Сальтевский

ВСТРЕЧА, БОГООБЩЕНИЕ И БОГОПОЗНАНИЕ

Основы духовной жизни

Богообщение и Богопознание возможны только тогда, когда человек есть образ и подобие Божие

 

JACOB VAN OOST, The Younger - Christ and the Samaritan Woman at the Well 

«Для того, чтобы красота была совершенной, необходимо присутствие более высокого элемента, а именно, духовности» (Ральф Эмерсон)

Прививка Христианства возможна к дикому, но здоровому дереву, жаждущему плодов и способному к росту, чтобы изменить жизнь по образу Того, Кто привил его. Тогда дикие силы в нас изменятся, и дерево принесет плод, какое в два, какое в пять, какое в десять раз. Без Христа оно останется бесплодным. Чтобы стать плодоносящим деревом, нужно поверить Христу, возлюбить Его и последовать за Ним, куда бы Он ни шел. Мы не можем возлюбить Бога, прежде не ощутив Его любви на себе, Его величия, Его красоты, Его силы, то есть, не познав сердцем Христа. Только тогда мы можем возлюбить Его в ответ, когда узнаем Его любовь на себе; – но сначала должна произойти встреча, которая переходит затем в Богообщение и Богопознание. Чтобы такая встреча произошла, мы должны Ему понравиться: в нас должно быть нечто такое, что притягивало бы к нам любовь Божию: хотя бы какое-то стремление к совершенству, стремление к правде, добру, истине, то есть, в нас должно быть то, что есть в Боге, есть в Христе – образ и подобие Божие. Если ничего этого в нас не будет, – любви Божией не к чему будет привиться: к засохшему или гнилому дереву не прививается черенок Христианства. «Господи! Вижу, что Ты пророк» (Ин 4:19), – таков ответ Самарянки Христу, коснувшемуся сердца ее словом Божиим. Чтобы увидеть в Христе Господа, ответить любовью на слово Его, нужно иметь в себе Его образ и подобие.

Тайна духовной жизни

«Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земный и есть и говорит, как сущий от земли; Приходящий с небес есть выше всех, и что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его» (Ин 3:31-32)

«Но мы приняли не духа міра сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога» (1Кор. 2:11)

«Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен» (Ин 3:33)

«Между фарисеями был некто именем Никодим, один из начальников Иудейских. Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! Мы знаем, что Ты – Учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог». Никодим почувствовал некую тайну в Иисусе, которую Господь тут же открыл ему: «истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». Это была тайна духовной жизни, которая влекла Никодима, и ради которой он пришел к Иисусу. «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие: рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа», ибо Дух не принадлежит человеку, и потому человек не может располагать Им по усмотрению: Дух свободен, и эту же свободу дарит человеку, делая его подобием Божиим. И, если человек готов принять в себя Духа, то это решение потребует от него перемен, ибо не Дух будет меняться в человеке, а человек в Духе, уподобляясь во всем Христу. Лучшее в человеке будет воспитываться, а худшее отмирать, – таковы приоритеты Божественной иерархии: если человек хочет войти в Царство Божие, он должен измениться сам, то есть, привести себя в соответствие с законами Царства, ибо вне соответствия его законам, никто войти в него не может. Затем и сошел Христос на землю, чтобы приготовить людей к Новой жизни, уча их учением Евангельским и крестя Духом Святым. И, чтобы принять человеку учение о Жизни, ему должно родиться от воды и Духа: только так Небесное может открыться земному: «Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете; если Я сказал вам о земном, и вы не верите, как поверите, если буду говорить вам о небесном?» Никто, кроме Христа, небесного не знает, и не узнал бы, если бы Христос не открыл ему, ибо: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах». И потому все тайны открыты сущему на небесах Сыну Божию. И, чтобы тайна эта открылась человеку, ему нужно второй раз родиться, чтобы поверить, что Иисус есть Христос – одновременно Сын Божий и Сын Человеческий, и, если веры такой не будет, то ничего нельзя принять от Бога как истину, ибо все то, чего человек не имеет в опыте, обретается через веру. Вера здесь выступает как необходимый инструмент познания, ибо только ею познается мир, познается Бог и познается вечность. И, чтобы веру эту в человеке родить, Христу нужно было принести себя в Жертву, стать Знаменем спасения народа Божия: «И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому». Такова воля Отца о Сыне: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Через жертву Христа, через чудо Воскресения мы приобщаемся верой к Богу, «ибо не послал Бог Сына Своего в мір, чтобы судить мір, но чтобы мір спасен был через Него. Верующий в Него не судится, а не верующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мір; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы; а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны» (Ин 3: 1-21). Итак, чтобы Христос полюбил нас, в нас должен быть Его образ: пусть искаженный, пусть омраченный, пусть задавленный, – но живой. И если в человеке живо еще ощущение добра, правды, любви, мира, Бог спасет его через веру в Иисуса Христа. Если ничего этого нет, если нечем человеку отозваться на любовь Божию, на Слово Его, на Жертву, – в нем не родится вера, возводящая его от тьмы к свету в Царство Небесное Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Место духовной жизни в иерархии ценностей

 

Генрих Семирадский «Христос у Марии и Марфы»

«Истинно Он любит народ Свой; все святые его в руке Твоей, и они припали к стопам Твоим, чтобы внимать словам Твоим» (Второзаконие 33:3)

«В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10:38-42).

Самое важное для блага человека, это – стремление его к духовной жизни: «ибо не хлебом единым жив будет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». Марфа – хозяйка дома и самый важный человек в доме, ибо все ей подчинено. Она занята работой: заботой о хлебе насущном, ибо эту заботу считает главной в доме; и даже в ее отношениях с Иисусом она требует от Него подтверждения важности и первичности ее роли: «Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне». Марфа уверена, что ее дело главное, а значит, сестра ее обязана помогать ей, ибо то, что делает Марфа, важней того, что делает Мария. Она, может, и не против того, что сестра сидит у ног Иисуса, внимая слову Его, но не сейчас, когда ей требуется ее помощь. Ответ Христа был неожиданным для Марфы, ибо в иерархии ее ценностей поставил слово Божие выше хлеба земного, отдав, таким образом, предпочтение пище духовной: «Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно», и это одно – слово Божие, исходящее из уст Христа, которое питает и формирует духовную жизнь. И эта жизнь является основой и целью человека: «Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом ЖИЗНЬ твоя и долгота дней твоих» (Второзаконие 30:19-20). – «Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее», – это жизнь внутреннего человека – образа Божия, который навсегда соединяет ее с Богом, вечностью и бессмертием. Все земное уйдет со смертью, а образ Божий останется навсегда, останется в личности, в вечности, в бессмертии, ибо он не умрет никогда, – вот почему приоритет духовного оправдан Богом. Не только потому, что человек живет вечно, но и потому, что качество его личности, достигаемое уподоблением Богу, важно для вечности. И это его качество зависит от Богообщения и Богопознания, ибо каждый человек может быть счастлив только тогда, когда он с радостью осуществляет свое призвание в Боге. И если радости этой его лишить, то никакими материальными благами счастья этого не восполнить. А значит, у человека всегда должна быть возможность питать свою жизнь словом Божиим, всегда должна быть предоставлена свобода – как главное условие раскрытия в нем образа и подобия Божия. Ибо в этой свободе нуждаются все живые существа в мире, тем более, нуждается в ней человек.

Перевернутые ценности

Семья Марфы представляет собою мір перевернутых ценностей, где духовный человек подчинен душевному; где труд духовный не виден и вообще не считается за труд: «Пусть Мария помогает мне. Чего она сидит? Я тружусь, а она сидит и слушает». Если человек ничего не делает руками, то он и ничем не занят, а значит, пусть встает и работает. Такова логика рассуждения Марфы. Поэтому духовные часто раздражают плотских потому, что они ведут себя по-другому, не как все, ибо «душевный духовного не понимает», не имеет части с ним. Для душевного человека труд должен быть виден, чтобы он мог быть оценен. А труд духовного человека виден не всем, и оценивать его может только Бог, ибо и сам человек не оценивает себя, так как Дух ему не принадлежит: «откуда приходит, и куда уходит» никто не знает. Мы не сомневаемся в том, что Марфа любит Марию, любит Христа, и по-своему выражает свою любовь заботой о большом угощении, и искренно хочет, чтобы и сестра ее поучаствовала в акте ее любви; но Мария избрала благую часть в выражении своей любви к Богу, питая дух свой словом Его. И потому служение не только в том, что ты готовишь еду, прибираешься по дому, ведешь хозяйство – заботишься о многом, но и в том, что ты жизнью прилепляешься к Богу, возводя себя из праха тления в жизнь вечную – в Царство Божие. Ради этого ты и ешь, и пьешь и заботишься о многом. И если главного в жизни нет, если образ и подобие Божие неважно для человека – то второе служение теряет смысл служения и превращается в обыденную суету и скуку, ибо не служит главному – образу и подобию Божиему в человеке. Тогда оно уже и не есть служение, ибо не имеет высшего достоинства над собой, а есть лишь банальное исполнение житейских обязанностей, которые ничему высокому не служат: «ешь, пей и веселись, ибо завтра умрешь». Христос же питает Марию Словом Жизни, и потому она не может отойти от Него, ибо душа ее изголодалась по «живой пище». Человеку нужна «живая вода», чтобы душа его не жаждала. Как часто человеку не до еды, когда внутри его голод. Когда душа его унывает без слов утешения и поддержки, без истинных знаний и любви, – когда он пытается заглушить его чем угодно: сексом, политикой, войной, уводя себя в еще большее падение и грех, что разделяет его не только с Богом, но и со всеми людьми.

Восстановленные ценности

Благо же человеку от того, что у него внутри: когда внутри у тебя мир, свет, радость, когда ощущается высота и глубина, – когда отсутствует раздражение и злоба, когда нет зависти, претензий, обид, упреков и равнодушия к людям, – когда ты человек – личность, образ и подобие Божие. И, чтобы быть таким человеком, нужно, как Мария, находиться у ног Христа, слушать слово Его и, познавая Бога, прилепляться к Нему, раскрывая в себе свойства Божии, украшаясь ими и возрастая в них. Только так человек делается подобием Божиим – сыном или дочерью Его. Такова Мария, избравшая «благую часть», такова Марфа, принявшая Господа и Духа Его, таковы святые, последовавшие за Христом, таковы все, поверившие в Бога, – ибо настоящее счастье человека не от хлеба единого, а от развития и становления его духовной жизни, его личности, его призвания. Обе сестры – жены-мироносицы, обеих освятил Господь Духом Своим, обе почитаемы Церковью как Святые; ибо никакой труд не бывает неоцененный у Бога; но все же, приоритет отдан Слову Божию – духовности, а значит – личности, образу и подобию Божию – истинной сущности человека.

Цель духовной жизни

Целью духовной жизни является Богообщение. «Богообщение должно быть всегдашним, непрерывным состоянием человека, так что, коль скоро нет общения с Богом, коль скоро оно не ощущается, не переживается человеком лично, он должен сознаться, что стоит вне своей цели и своего назначения: «Если цель духовной жизни – Богообщение, а оно свидетельствуется духом, то оно и является главным критерием, позволяющим человеку оценить свое духовное состояние». Состояние, в котором человек сознает, что Бог истинный есть его Бог, и сам он есть Божий, то есть, говорит в сердце своем Богу: «Господь мой и Бог мой» (Ин 20:28), – такое состояние есть единственное истинное состояние человека, единственный решительный признак присутствия в нем начала истинно-нравственной и духовной жизни» (Св. Феофан Затворник).

С другой стороны: истинно нравственная духовная жизнь есть явственный признак Богообщения: «Это – твердая, прочная как смерть решимость, несмотря ни на что, ни на какие внешние обстоятельства, ни на внутренние скорби и уныние, – быть Христианином, быть с Богом и исполнять Его волю в живом, непрестанном и радостном чувстве веры, благоговения и сыновней зависимости от Бога. Богообщение есть приобщение человека Святому Духу. Это – не восторги, не экзальтация, не кровяное разгорячение, – благодать Святого Духа свидетельствуется в душе тонким, мирным, радостным, смиренным, тихим, прохладным, истинно духовным чувством, дающим человеку мир, любовь и свободу, и как бы «собирающим» человека в цельное и гармоничное существо, – в то, чем он должен быть по замыслу Божию». Игумен Петр (Мещеринов).

БЫТЬ ХРИСТИАНИНОМ

Быть Христианином – это принять то призвание, которым человека призывает Господь: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный», ибо в этом призвании осуществляется вся жизнь человека: ее полнота, красота, сила, власть и бессмертие.

Формально, сегодня большая часть населения страны верит в Бога, и столько же считают себя православными. И если бы это было так, то Царство Небесное уже было бы на земле. Но, к сожалению, это не так, – и потому на земле – раздоры и войны; власть богатых и бесправие бедных; тысячи униженных и оскорбленных, о которых еще в 19-ом веке писали Диккенс и Достоевский, Чехов и Толстой. Все вернулось на круги своя. В міре зла и неправды политике отданы все приоритеты. Она подчинила себе церковь, науку, культуру, образование – все то, над чем не имеет моральной власти. Моральную власть в народе всегда имели Церковь, Культура, Наука в лице лучших своих представителей: святых, праведников, ученых, которые не стремились к политической власти, но имели огромное влияние на нее, влияние на жизнь и веру всего общества. Ибо вершина общества принадлежала им. Сегодня все изменилось с точностью наоборот: те, кто обладает моральной властью, не имеют влияния на власть политическую, а те, кто обладает властью политической, не имеют морали. Пирамида общественного устройства перевернулась вверх дном. И то, что должно было быть наверху, оказалось брошенным внизу, а нижние поднялись наверх и овладели властью. Таким образом, худшие – без морали оказались первыми, а лучшие – с моралью – последними. Мы вернулись в то состояние общества, о котором писал пророк Исайя: «Горе народу Моему, когда худшие из сынов человеческих поднимутся к власти», ибо придут к ней люди бесталанные, плотские, безбожные, и то, что было раем, обратится в ад. Ад – это рай наоборот, это то состояние перевернутой пирамиды, когда лучшее оказывается внизу, а худшее наверху; это то место, где нет Бога, где человек оставляет всякую надежду стать подобием Божиим, ибо смысл целеполагания жизни в аду исключает человека как образ и подобие Божие – и ограничивает жизнь его существованием плоти. Со смертью плоти, по общепринятой концепции человека, жизнь исчезает, – и потому плоть превозносится и обожествляется в міре, становясь в нем центром жизни. Когда над человеком никого нет, перед кем нужно отвечать за ближнего, с ним можно делать все, что угодно: грабить, насиловать, убивать, ибо все позволено в местах, где нет Бога. Поэтому так важно кому-то, чтобы Бога не было, чтобы человеком можно было легко манипулировать, управлять, потреблять его, как вещь, и держать на поводке, как животное, – и чтобы «некому» было взирать на злые дела манипуляторов и требовать от них ответственности за содеянное: «По гордости своей нечестивый преследует нищего: да уловятся они ухищрениями, которые вымышляют. Ибо нечестивый хвалится похотями души своей; корыстолюбец ублажает себя награбленным. В надмении своем нечестивый пренебрегает Господа: «Не взыщет»; во всех помыслах его: «Нет Бога!» Во всякое время пути его гибельны; суды Твои далеко для него: на всех врагов своих он смотрит с небрежением; говорит в сердце своем: «Не поколеблюсь; в род и род не приключится мне зла»; уста его полны проклятия, коварства и лжи; под языком его труд и болезнь» (Пс 9:23-28). Из положения унижения и бесправия человек не может выйти своими силами. И потому он обращается к Богу, чтобы Тот вывел его из ада: «Восстань, Господи, Боже мой, вознеси руку Твою, не забудь угнетенных Твоих до конца. Сокруши мышцу нечестивому и злому, так чтобы искать и не найти его нечестия» (Пс 9: 33-36). Для того, чтобы преодолеть ад, выйти из него и раскрыть в полноте Богоподобие, человеку нужно следовать за Христом – истинным Центром Жизни. Для этого мало быть хорошим человеком, – для этого нужно быть Христианином.

Христианин – это не просто хороший человек, это тот, кто следует за Христом

Христианин имеет в себе Духа Христова, и потому руководствуется Духом Его и следует всегда за Христом. Если Отец – Виноградарь, Христос – Лоза, а мы – ветви на Лозе, – то мы питаемся соками Лозы, Духом Христовым, и от Него получаем Жизнь. Он же нас и очищает, чтобы мы вырастали в полную меру, чтобы больше приносили плода. Живя Его Духом, мы не можем не познавать Его, не можем не следовать за Ним, как овцы, за своим Пастырем. Поэтому Бог зовет всех, – но не все следуют за Ним, не все принимают Духа Христова, чтобы следовать за Христом. Для многих оставаться хорошим человеком в плохом міре достаточно, чтобы чувствовать себя удовлетворенным; но этого недостаточно для тех, кто хочет подняться в Боге, кто хочет вырасти и достичь Христа, преобразиться в Духе Его и войти с Ним в Божие Царство. Для этого нужно жить верой: не просто верить, что Бог есть, а верой своей подтверждать факт существования Бога. Бог не просто есть в моей вере, – Он живет и действует в ней, живет и действует в моей жизни, во мне, со мной и через меня в мир, и потому жизнь моя становится Христианской. «Любой естественный поступок заключает в себе красоту. Любой героический поступок также благороден: он сообщает свое сияние человеку, который его совершил, месту, где он был совершен, и тем людям, которые при нем присутствовали» (Ральф Эмерсон). Чтобы засиять, – а засиять своими силами человек не может, – нужно последовать за Христом, вырасти в Боге. Ибо сияет только Бог, – и человек, в которого входит Дух Божий по мере его приближения ко Христу. Тогда действия и поступки его становятся отличными от міра, потому что Бог производит в нем и хотение, и действие по Своему благоволению: «Все делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире» (Фил 2:13-15).